Трогательные стихи о любви

Содержание:

Я вас любил: любовь еще, быть может
(А.Пушкин)
Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Мы с тобой бестолковые люди
(Н.Некрасов)
Мы с тобой бестолковые люди:
Что минута, то вспышка готова!
Облегченье взволнованной груди,
Неразумное, резкое слово.
Говори же, когда ты сердита,
Все, что душу волнует и мучит!
Будем, друг мой, сердиться открыто:
Легче мир — и скорее наскучит.
Если проза в любви неизбежна,
Так возьмем и с нее долю счастья:
После ссоры так полно, так нежно
Возвращенье любви и участья…

Любить иных тяжелый крест
(Б.Пастернак)
Любить иных тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен.
Весною слышен шорох снов
И шелест новостей и истин.
Ты из семьи таких основ.
Твой смысл, как воздух, бескорыстен.
Легко проснуться и прозреть,
Словесный сор из сердца вытрясть
И жить, не засоряясь впредь.
Все это — не большая хитрость.

Незнакомка
(А.Блок)
По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.
Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.
И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.
Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.
И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.
А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.
И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.
И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.
И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.
И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.
Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.
И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.
В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.

Первая любовь
(К.Ваншенкин)
Мир отрочества угловатого.
Полгода с лишним до войны,
Два наших парня из девятого
В девчонку были влюблены.
Любовь бывает не у всякого,
Но первая любовь — у всех.
И оба парня одинаково
Рассчитывали на успех.
Но тут запели трубы грозные,
Зовя сынов родной земли.
И встали мальчики серьезные,
И в первый бой они ушли.
Она ждала их, красна девица,
Ждала двоих, не одного.
А каждый верил и надеялся,
А каждый думал, что его.
И каждый ждал: душой согреть его
Уже готовится она.
Но вышла девушка за третьего,
Едва окончилась война.
Косицы светлые острижены,
И от былого — ни следа…
Ах, если бы ребята выжили,
Все б это было не беда.

Итак, любовь. Она ли не воспета
(В. Солоухин)
Итак, любовь. Она ли не воспета,
Любви ль в веках не воздано свое!
Влюбленные великие поэты
«Сильна, как смерть» твердили про нее.
К тому добавить можно очень мало,
Но я сказал бы, робость прогоня:
«Когда бы жить любовь не помогала,
Когда б сильней не делала меня,
Когда б любовь мне солнце с неба стерла,
Чтоб стали дни туманней и мрачней,
Хватило б силы взять ее за горло
И задушить. И не писать о ней!»

О да, любовь вольна, как птица
(А. Блок)
О да, любовь вольна, как птица,
Да, все равно — я твой!
Да, все равно мне будет сниться
Твой стан, твой огневой!
Да, в хищной силе рук прекрасных,
В очах, где грусть измен,
Весь бред моих страстей напрасных,
Моих ночей, Кармен!
Я буду петь тебя, я небу
Твой голос передам!
Как иерей, свершу я требу
За твой огонь — звездам!
Ты встанешь бурною волною
В реке моих стихов,
И я с руки моей не смою,
Кармен, твоих духов…
И в тихий час ночной, как пламя,
Сверкнувшее на миг,
Блеснет мне белыми зубами
Твой неотступный лик.
Да, я томлюсь надеждой сладкой.
Что ты, в чужой стране,
Что ты, когда-нибудь, украдкой
Помыслишь обо мне…
За бурей жизни, за тревогой,
За грустью всех измен,—
Пусть эта мысль предстанет строгой,
Простой и белой, как дорога,
Как дальний путь, Кармен!

Про несчастную любовь
(М. Цветаева)
Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны!
Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»
И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою!
Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.
Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?
Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.
Самo — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!

Признание
(А.Пушкин)
Я вас люблю, хоть и бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, — я зеваю;
При вас мне грустно, — я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!
Когда я слышу из гостиной
Ваш легкий шаг, иль платья сум,
Иль голос девственный, невинный,
Я вдруг теряю весь свой ум.
Вы улыбнетесь — мне отрада;
Вы отвернетесь — мне тоска;
За день мучения — награда
Мне ваша бледная рука.
Когда за пяльцами прилежно
Сидите вы, склонясь небрежно,
Глаза и кудри опустя, —
Я в умиленьи, молча, нежно
Любуюсь вами, как дитя!..
Сказать ли вам мое несчастье,
Мою ревнивую печаль,
Когда гулять, порой в ненастье,
Вы собираетеся в даль?
И ваши слезы в одиночку,
И речи в уголку вдвоем,
И путешествия в Опочку,
И фортепьяно вечерком?..
Алина! сжальтесь надо мною.
Не смею требовать любви.
Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
Но притворитесь! Этот взгляд
Все может выразить так чудно!
Ах, обмануть меня не трудно!…
Я сам обманываться рад!

Мы встретились случайно, на углу…
(И.Бунин)
Мы встретились случайно на углу.
Я быстро шел и вдруг как свет зарницы
Вечернюю прорезал полумглу
Сквозь черные лучистые ресницы.
На ней был креп, — прозрачный легкий газ
Весенний ветер взвеял на мгновенье,
Но на лице и в ярком блеске глаз
Я уловил былое оживленье.
И ласково кивнула мне она,
Слегка лицо от ветра наклонила
И скрылась за углом… Была весна…
Она меня простила — и забыла.

Мне жалко, что теперь зима…
(О.Мандельштам)
Мне жалко, что теперь зима
И комаров не слышно в доме,
Но ты напомнила сама
О легкомысленной соломе.
Стрекозы вьются в синеве,
И ласточкой кружится мода;
Корзиночка на голове
Или напыщенная ода?
Советовать я не берусь,
И бесполезны отговорки,
Но взбитых сливок вечен вкус
И запах апельсинной корки.
Ты все толкуешь наобум,
От этого ничуть не хуже,
Что делать: самый нежный ум
Весь помещается снаружи.
И ты пытаешься желток
Взбивать рассерженною ложкой,
Он побелел, он изнемог.
И все-таки еще немножко…
И, право, не твоя вина, —
Зачем оценки и изнанки?
Ты как нарочно создана
Для комедийной перебранки.
В тебе все дразнит, все поет,
Как итальянская рулада.
И маленький вишневый рот
Сухого просит винограда.
Так не старайся быть умней,
В тебе все прихоть, все минута,
И тень от шапочки твоей —
Венецианская баута.

Не называй игру любвью
(С. Есенин)
Какая ночь! Я не могу.
Не спится мне. Такая лунность.
Еще как будто берегу
В душе утраченную юность.
Подруга охладевших лет,
Не называй игру любовью,
Пусть лучше этот лунный свет
Ко мне струится к изголовью.
Пусть искаженные черты
Он обрисовывает смело,-
Ведь разлюбить не сможешь ты,
Как полюбить ты не сумела.
Любить лишь можно только раз,
Вот оттого ты мне чужая,
Что липы тщетно манят нас,
В сугробы ноги погружая.
Ведь знаю я и знаешь ты,
Что в этот отсвет лунный, синий
На этих липах не цветы –
На этих липах снег да иней.
Что отлюбили мы давно,
Ты не меня, а я – другую,
И нам обоим все равно
Играть в любовь недорогую.
Но все ж ласкай и обнимай
В лукавой страсти поцелуя,
Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.

Ну, целуй меня, целуй…
(С. Есенин)
Ну, целуй меня, целуй,
Хоть до крови, хоть до боли.
Не в ладу с холодной волей
Кипяток сердечных струй.
Опрокинутая кружка
Средь веселых не для нас.
Понимай, моя подружка,
На земле живут лишь раз!
Оглядись спокойным взором,
Посмотри: во мгле сырой
Месяц, словно желтый ворон,
Кружит, вьется над землей.
Ну, целуй же! Так хочу я.
Песню тлен пропел и мне.
Видно, смерть мою почуял
Тот, кто вьется в вышине.
Увядающая сила!
Умирать так умирать!
До кончины губы милой
Я хотел бы целовать.
Чтоб все время в синих дремах,
Не стыдясь и не тая,
В нежном шелесте черемух
Раздавалось: «Я твоя».
И чтоб свет над полной кружкой
Легкой пеной не погас —
Пей и пой, моя подружка:
На земле живут лишь раз!

Не гляди на меня с упреком
(С. Есенин)
Не гляди на меня с упреком,
Я презренья к тебе не таю,
Но люблю я твой взор с поволокой
И лукавую кротость твою.
Да, ты кажешься мне распростертой,
И, пожалуй, увидеть я рад,
Как лиса, притворившись мертвой,
Ловит воронов и воронят.
Ну, и что же, лови, я не струшу.
Только как бы твой пыл не погас?
На мою охладевшую душу
Натыкались такие не раз.
Не тебя я люблю, дорогая,
Ты лишь отзвук, лишь только тень.
Мне в лице твоем снится другая,
У которой глаза – голубень.
Пусть она и не выглядит кроткой
И, пожалуй, на вид холодна,
Но она величавой походкой
Всколыхнула мне душу до дна.
Вот такую едва ль отуманишь,
И не хочешь пойти, да пойдешь,
Ну, а ты даже в сердце не вранишь
Напоенную ласкою ложь.
Но и все же, тебя презирая,
Я смущенно откроюсь навек:
Если б не было ада и рая,
Их бы выдумал сам человек.


Сердечная история
(Э.Асадов)
Сто раз решал он о любви своей
Сказать ей твердо. Все как на духу!
Но всякий раз, едва встречался с ней,
Краснел и нес сплошную чепуху!
Хотел сказать решительное слово,
Но, как на грех, мучительно мычал.
Невесть зачем цитировал Толстого
Или вдруг просто каменно молчал.
Вконец растратив мужество свое,
Шагал домой, подавлен и потерян.
И только с фотографией ее
Он был красноречив и откровенен.
Перед простым любительским портретом
Он смелым был, он был самим собой.
Он поверял ей думы и секреты,
Те, что не смел открыть перед живой.
В спортивной белой блузке возле сетки,
Прядь придержав рукой от ветерка,
Она стояла с теннисной ракеткой
И, улыбаясь, щурилась слегка.
А он смотрел, не в силах оторваться,
Шепча ей кучу самых нежных слов.
Потом вздыхал: — Тебе бы все смеяться,
А я тут пропадай через любовь!
Она была повсюду, как на грех:
Глаза… И смех — надменный и пьянящий…
Он и во сне все слышал этот смех.
И клял себя за трусость даже спящий.
Но час настал. Высокий, гордый час!
Когда решил он, что скорей умрет,
Чем будет тряпкой. И на этот раз
Без ясного ответа не уйдет!
Средь городского шумного движенья
Он шел вперед походкою бойца.
Чтоб победить иль проиграть сраженье,
Но ни за что не дрогнуть до конца!
Однако то ли в чем-то просчитался,
То ли споткнулся где-то на ходу,
Но вновь краснел, и снова заикался,
И снова нес сплошную ерунду.
— Ну вот и все! — Он вышел на бульвар,
Достал портрет любимой машинально,
Сел на скамейку и сказал печально:
— Вот и погиб «решительный удар»!
Тебе небось смешно. Что я робею.
Скажи, моя красивая звезда:
Меня ты любишь? Будешь ли моею?
Да или нет? — И вдруг услышал: — Да!
Что это, бред? Иль сердце виновато?
Иль просто клен прошелестел листвой?
Он обернулся: в пламени заката
Она стояла за его спиной.
Он мог поклясться, что такой прекрасной
Еще ее не видел никогда.
— Да, мой мучитель! Да, молчун несчастный!
Да, жалкий трус! Да, мой любимый! Да!

Люблю тебя
(В.Бенедиктов)
«Люблю тебя» произнести не смея,
«Люблю тебя!» — я взорами сказал;
Но страстный взор вдруг опустился, млея,
Когда твой взор суровый повстречал.
«Люблю тебя!» — я вымолвил, робея,
Но твой ответ язык мой оковал;
Язык мой смолк, и взор огня не мечет,
А сердце все «люблю тебя» лепечет.
И звонкое сердечное биенье
Ты слышишь — так, оно к тебе дошло;
Но уж твое сердитое веленье
Остановить его не возмогло…
Люблю тебя! И в месть за отверженье,
Когда-нибудь, безжалостной назло,
Когда и грудь любовью дышит,
Мое перо «люблю тебя» напишет.

Стихи о любви до слез

Неправда… Отрекаются, любя…
Вытаскивая острые занозы…
Устав от непрерывного дождя…
В котором одиноко прячут слёзы…
Устав от бесконечного «понять»…
От рифм ненужных и бессонниц стылых…
Душе устав нелепо изменять,
Терзаясь памятью, что «это было»…
Конечно, отрекаются, любя…
Чтобы себя спасти… Добра желая…
И, отрекаясь с болью, уходя,
Ломают крылья и скользят по краю…
Не правда… Отрекаются, любя…
Роднятся с одиночеством привычным
В стране с названьем серым «Без тебя»…
И всё волшебное становится обычным…
Карета — в тыкву, Золушке — метлу…
Передник — вместо сказочного платья…
И — шагом марш — в печальную страну,
Храня в воспоминаниях объятья…
Лишь башмачок хрустальный — как укор —
Стоит на подоконнике без пары…
Кастрюли, стирка… Глупой сказки вздор.
Всё было ясно… с самого начала.
Поверьте… Отрекаются, любя…


Мне суждено любить издалека,
Любить, лаская взглядом и ревнуя,
Ко всем, кто оглянулся на тебя,
К подруге — что обнял её, танцуя.
Не суждено прильнуть к твоей груди,
Почувствовать, как бьётся твоё сердце.
На вздохе, замирая от тоски,
Не суждено в любви твоей согреться.
Мне суждено любить из далека,
Ночной порой, когда все люди спят,
Я вспоминаю наши с тобой встречи
И не ко мне твой обращенный взгляд,
И руки, что легли не мне на плечи.
Не суждено те руки целовать,
Волос твоих и губ твоих коснуться.
Могу во сне лишь я тебя обнять
И нехотя от ласк твоих проснуться,
Ночной порой, когда все люди спят.


Если ты хочешь уйти, так уйди,
если ты хочешь любить, так люби,
если ты хочешь летать, так лети,
только прости меня, только прости…
Если ты хочешь огня — не темни,
если ты хочешь меня, так бери,
душу сдавило — так выбрось ремни,
только прости меня, только прости…
Если ты хочешь молчать, так молчи,
если ты хочешь кричать, так кричи,
если стучит к тебе кто-то — впусти,
только прости меня, только прости…
Если ты хочешь курить, так кури,
если ты хочешь рубить — так руби,
то, что не смог до тебя донести,
пожалуйста, выслушай, просто пойми…
Прости, что я руки, в слезах опустив,
теряя надежду, прощенья просил,
что, предав любовь, я судьбу упустил,
прости и за это, за это прости…


Эта зима была слишком жестокой,
Слишком холодной и слишком чужой…
Образ, оставшийся в памяти колкой:
«В черном пальто, в капюшоне… домой».
В дом, где все стены пронизаны плачем,
В дом, где все чуждо и нет ни души.
Кто-то здесь жил…или просто маячил,
Кто-то касался меня… Но не ТЫ!
Да, я пыталась вернуть… или бросить.
Помню в истерике крик в темноту:
«Осень! верните опять эту осень!
Я умоляю, верните мечту!»
Ветер по миру развеял моленья…
Утром кого-то порадовал снег…
Я не жила – я считала мгновенья,
Эта зима длилась несколько лет…
Эта зима была слишком жестокой,
Слишком холодной и слишком чужой…
Я дождалась! Только в памяти колкой:
«Милый, любимый, за что мне??? Родной»


Она плакала. Сквозь ресницы,
Сквозь подушку, потёкшую тушь,
Поцелуи, забытые лица
И Луну в отражениях луж.
Отрицает сердце разбитое
Эту горькую правду и ложь,
Чашу бед, до конца не испитую…
Любишь? Нет? Не любишь?.. Ну что ж…
Что же делать девчонке обиженной?
Ведь ещё далеко до утра…
Позабыта. Любовью унижена.
И на грани зла и добра.
Мысли чёрным демоном бесятся,
Прогоняя целительный сон:
Наглотаться чего-то?.. Повеситься?..
Или просто — шагнуть за балкон?..
Скоро высохнет то, что на крапало,
И исчезнет вся боль от обид,
А пока — она просто плакала,
Она просто рыдала навзрыд…


Тонким шелком касаясь запястья,
Отдала бы тебе свою ласку.
Не деля наше счастье на части,
Закружила б тебя в этой сказке.
По щеке струйкой теплого ливня
Я б сбежала до самых подножий…
На коленях, но все же Богиня
С благородством фарфоровой кожи.
Нежным бархатом прикосновенья
Я вдыхаю в тебя бесконечность.
Знай, что именно в эти мгновенья
Я тебе отдала свою нежность…


Как часто в жизни ошибаясь,
теряем тех, кем дорожим,
Чужим понравиться стараясь,
порой от ближнего бежим,
Возносим тех, кто нас не стоит,
а самых верных предаем,
К тому, бывает, кто нас бросил,
мы вновь за помощью идем,
Кто с нами честен, презираем,
врагу мы сами все прощаем,
от друга извинений ждем,
чужою болью не страдаем,
свою другому отдаем,
свое лишь сердце замечаем,
другому сами разобьем!
От тех кто любит, мы уходим,
к тому, кто нас совсем не ждет,
В пустом, прекрасное находим
и пьем обмана сладкий мед,
Так счастье мы свое теряем,
а вслед за призраком идем,
Так трудно все мы понимаем,
так поздно все осознаем!!!


Держи меня за руку, слушай,
Как рвётся сердце из груди.
Мне ангелы поют — «Останься!»
А дьяволы кричат — «Уйди!»
Так много лжи, так много боли…
Кто следующий на этот раз?
Закрыта дверь. Бессильной воли
Прозрачный крик, обрывки фраз.
Я потерялась в лабиринтах,
Ты помоги найти мне свет.
Наверно, чья-то злая шутка,
Глухой стены немой ответ.
И звёздам больше я не верю,
Они всё видят, но молчат.
И снова заперты все двери…
Но больше нету сил стучать.
Немножко было и не стало,
Как дым дешёвых сигарет…
Похоронить свои же чувства,
Уйти, поставить под запрет.
Закрыты между нами двери,
И вновь потеряны ключи,
Искать их больше невозможно,
Хоть сердце говорит — ищи…


У нас с тобою грешная любовь —
Встречаемся украдкой мы нечасто …
У нас земная страсть, не страсть богов-
Но каждое свиданье всё ж прекрасно …
Чужой ты муж, чужая я жена,
Нам не сойтись, как дубу и рябине
Как жаль что первой встретил не меня,
Кольцо надел не той ты половине …
Тебя люблю не разумом — душой
Как на огонь летящая я птица
С тобой хоть в ад, хоть в омут головой …
А может, это мне всего лишь снится???
Быть может, ты — мираж, быть может — принц,
Что из дворца воздушного явился,
А может ты—прохладный, лёгкий бриз,
Что в час ночной со мною нежно слился …
Твои глаза….в них можно утонуть,
От нежных слов, от ласк твоих я таю …
Подумать страшно, что когда-нибудь
Тебя нигде-нигде не повстречаю …


Ты спрашивал – За что люблю тебя я?
Что нравится в тебе сильней всего!
С тобою рядом голову теряя,
Не нахожу ответа своего…
За что люблю, сама не знаю точно.
Люблю твою улыбку и глаза.
Люблю к тебе прижаться тесно ночью,
Вокруг тебя обвиться, как лоза.
Люблю болтать с тобой по телефону,
Ходить вдвоем на выставки, в кино.
И вечером по улицам знакомым
Идти домой, когда уже темно.
Мне нравится, как ужинаем вместе,
Как вместе просыпаемся с тобой.
Что любим мы одни и те же песни,
Что ты такой неповторимый мой.
Какой ты есть, такого и люблю я
Мы будем вместе, скептикам назло.
По-женски соблазняя и ревнуя,
Я знаю – мне с тобою повезло.
Оставь сомненья в этот день осенний.
Ведь непонятно даже мне самой.
Люблю тебя без всяких объяснений.
И я хочу тебя, мужчина мой!


Чужое счастье в моей постели
Своим зову вот уж две недели.
Душа от боли беззвучно плачет
Чужое счастье — моя задача.
Оно приходит, всегда нежданно.
Оно — глубокая в сердце рана.
Гостит недолго. Не много просит
Тепло и радость с собой приносит.
Когда уходит сереют стены.
И воздух полон вины — измены.
Пора очнуться. Моя задача —
Чужое счастье! Нет , я не плачу.
То просто ветер разлуки , встречный.
То просто круг невезенья-вечный …
То просто чувство , что нет спасенья …
Чужое счастье. Моё решенье.


Я без тебя не то, чтоб не могу,
Могу, конечно, только по-другому.
Прожить всю жизнь, как будто набегу,
Меняя адреса, себя, знакомых.
И снова стану мало замечать,
И каждый день, как будто бы по кругу.
Быть может, стану больше понимать
И вспоминать, как мы близки друг другу.
Ты без меня не то, чтобы умрешь,
Ты будешь жить, но только уж иначе…
Когда под вечер никого не ждёшь,
И от тоски о чем-то редко плачешь.
Мы друг без друга можем, это так,
Но только, понимаешь, по-другому.
Ведь счастье не какой-нибудь пустяк,
И это счастье — знать, что ты ждёшь дома…


Коктейль желаний пригубив слегка,
Я пью твое дыханье, чуть дыша…
И нежности волнующей рука
Ласкает бархат кожи, не спеша…
Закрыв глаза, лечу с тобой туда,
Где звездным шелком выткан небосвод,
Где месяц у зеркального пруда
Златою нитью наше счастье шьет…
Любимый! Я с тобой, рука в руке,
И трепет поцелуев на губах…
Разлука дымкой растворится вдалеке,
В небесных бирюзовых кружевах.
Рассыплет небо изумруды по шелкам,
Вплетет по краю золотую нить…
Каким, о, Ангел мой, молиться мне богам,
Что нас смогли навек соединить?..


Я одна, в этом брошенном мире,
Прячусь снова от лютой зимы.
Я одна, в опустевшей квартире,
Говорю — «чувства мне не нужны»
Боль свою за улыбкою скрыла.
И не «жжет» уже больше в груди.
Знаешь, я тебя просто забыла.
Всё что было, теперь позади.
Но не скрою, бывает, ночами,
Ты мне снишься — и вместе мы,
Путь во тьме пролагаем свечами,
Посреди этой лютой зимы.
Что-то помнит тебя, во мне, видно.
Только я запретила любить.
Это грустно и даже обидно,
Продолжать лишь во снах с тобой жить.
Нет ответа. Все спутались мысли.
Лишь узоры опять на окне.
Я тебя удалила из жизни,
Но, встречаю, всё чаще — во сне.


Сопротивляйся, не молчи, не кланяйся судьбе напрасной.
Уж лучше криком закричи, разбей в сердцах сосуд прекрасный,
И пав, на груду черепков, как на осколки своей жизни
Сумей их все же склеить вновь, собрав, все силы в организме.
Ты можешь волю дать слезам, ты можешь психовать и злиться,
Но жизнь свою послать к чертям и в преисподню опуститься
Не можешь, не имеешь прав, раз у тебя дитя родилось,
То роскоши плевать на все с его рожденьем ты лишилась.
И как, в распутстве утонув, и захлебнувшись в алкоголе
В глаза ребенку заглянуть, сумеешь ты без всякой боли,
И если даже боль тупа, и сердце тупо от похмелья,
Нельзя испытывать, нельзя, на прочность детское терпенье.
Он выдержит конечно все, тебя любить не перестанет,
Не обвинит тебя ни в чем, лишь слишком рано взрослым станет.
И если это для тебя, не повод в жизни быть упорней.
С советом опоздала я, увы, уже ты в преисподней.


Ты спросишь, почему такой я стала?
А я отвечу просто: «Это жизнь.
Я ото всех и от всего устала,
Хотя не начинала даже жить.»
Ты хочешь знать любила ль я когда-то?
А я отвечу: «Было один раз.
Любовь слепа, и я не виновата,
Что в сердце только пустота сейчас.»
Ты думаешь, что мне наверно больно?
Да нет. Я свыклась уж давно.
Со всем смирилась и могу дышать свободно.
Все кончилось. И мне уж все равно.
Ты скажешь: «Время лечит, все проходит.»
А я отвечу: «Нет. Наоборот.
Оно лишь учит жить нас с нашей болью.
Не верить, не любить и думать наперед.»

Литературный блог, 2019


Советую также прочитать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
       
Добавить комментарий

11 − четыре =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector