Джон Маверик

Джон Маверик — русские рассказы из Германии. Интервью

Хочу вам рассказать о Джоне Маверике — авторе замечательных сюрреалистических рассказов, именно этим автор запомнился мне.

Джон живет в Германии в городе Саарбрюккен. В 1978 году ему посчастливилось родиться в Москве 2 февраля. По образованию Джон клинический психолог. В написании рассказов профессия сыграла, как мне кажется очень важную роль. Автор применяет опыт на бумаге и проводит над своими героями эксперименты. Жестокий, но интересный подход.

Публиковался в журналах «Полдень. Двадцатый век», «Млечный путь», «Юнона и авоська», «Эдита», «Очевидное и Невероятное», «Вокзал», «Второй Петербург», «Другие люди», «Сияние», «Сура», альманахе «ХХ век» и в детском иллюстрированном журнале «Кукумбер», а также в газетах «Школьник», «Горцы», «Калининградка», «Наша Канада» и еженедельнике «Обзор». Авторский сборник повестей и рассказов «Маленькое волшебство» вышел в Санкт-Петербургском издательстве «Другие люди». Рассказы автора так же вошли в сборники «Исправленному верить» (издательство ЭКСМО) и альманах «Автор». Роман «Граффити», написанный в соавторстве с Анастасией Галатенко, вышел в 2013 году в издательстве «Букмастер».

Анна: Начнем с банальностей. Проживаете вы в Германии в Саарбрюккене, как вас туда занесло из Москвы?

Джон: Все как обычно: семья уехала на ПМЖ, и я вместе с ней. Я был тогда подростком и самостоятельных решений не принимал. Теперь у меня две родины — по рождению и языку и страна, где я вырос, окончил школу, где все мои друзья и любимая работа.

А: Ваша профессия – детский психолог, но пишите вы преимущественно для взрослых, Я бы даже сказала, что вы пишете о детях для взрослых. Почему не для детей?

Д: Я пишу не только детях и не только для взрослых. По сути у моих трассказов нет какого-то конкретного адресата. Это просто мои размышления о жизни, облеченные в сказочную форму. А почему все-таки не для детей? Наверное, потому, что меня интересуют философские вопросы, чересчур сложные для юных читателей.

А: С чего началась любовь к писательству?

Д: Я люблю книги, люблю сочинять истории, вот, собственно, и все.

А: Вы уже не раз издавались, а какие дальнейшие планы? Хочется ли славы или вы относитесь к тем писателям, кто сыт только творчеством?

Д: Скорее, ко вторым. Кто может сейчас прославиться писательством? Творчество для меня хобби, а значит, по определению, не приносит ни славы, ни денег, только удовольствие.

А: А как вы относитесь к пиратству? Понятное дело, что мы с вами ничего не изменим, но это скорее для понимания, что думает писатель, а не читатель.

Д: Если рассуждать о пиратстве, то я, конечно же, принадлежу к лагерю читателей. Почти все прочитанные мной за последнее время книги скачаны в пиратских библиотеках. А мои собственные тексты лежат в сети, в открытом доступе, и каждый может их читать совершенно бесплатно.

А: Мне не удалось прочитать все ваши рассказы, их очень много. Выбрала несколько с разными датами. «Зеленый закат над Хонфлёром» — на чем основано этот рассказ, почему именно так вы описывает разницу между представлением о мире зрячего, но ослепшего и незрячего с рождения. Есть ли реальная история Луика?

Д: Прототипом Луика стал британский школьник Лукас Мюррей, освоивший технику «человеческой эхолокации». Таких людей, способных «видеть ушами», как летучие мыши, в мире всего несколько человек. Ну, а вся остальная история про незрячего художника и его завистливого брата, мной придумана.

Джон Маверик Интервью

А: «Чайник, которого не было» — отличный рассказ. Вы любите ставить психологические эксперименты над своими героями. Что вас подталкивает к таким рассказам. С чего начинается создание рассказа?

Д: Начинается по-всякому. С эмоции, образа, кем-то оброненногго слова. С чего-то легкого, как дуновение ветра. А психологические эксперименты помогают людям раскрываться, так же, как и чрезвычайные обстоятельства, катастрофы, войны. Перед лицом опасности и близкой смерти с человека, как луковая шелуха, осыпается все наносное. И наступает момент истины. Эксперимент — это «бескровный» способ выяснить, кто есть кто.

 Эксперимент — это «бескровный» способ выяснить, кто есть кто.

—Дж. Маверик

А: Давно мечтаю написать хоть что-нибудь больше четверостишия в художественном плане, но муза спит. Может что-то посоветуете мне и начинающим авторам?

Д: Пишите и не бойтесь. Главное, чтобы было, что сказать, а «легкость пера» придет со временем.

А: По моему впечатлению вы пишите больше всего об аутсайдерах. Как считаете, каждый человек немножко аутсайдер или таких меньшинство?

Д: Это с какой стороны посмотреть. Аутсайдеров, конечно, меньшинство, на то они и аутсайдеры. Но почти каждому человеку знакомо чувство отчуждения от толпы, собственной беспомощности и ненужности, одиночества.  В этом смысле можно сказать, что «все мы немного аутсайдеры».

А: Какие свои  рассказы вы любите больше всего и какие не любите?

Д: Все немножко люблю. Рассказы они ведь как дети, в каждом оставляешь какую-то частичку себя. Есть более значимые, в которых пытался осмыслить какую-то важную для себя проблему (такие, например, как «Опрокинутые зеркала» или «Сказка-ложь»), и случайные, написанные «под настроение».

А: Ваши любимые писатели? И почему.

Д: Любимых писателей много, но самые-самые, пожалуй, Виктор Пелевин, Чак Паланик и Харуки Мураками.

А: Если взять современных авторов, то кого выберите русских или немцев?

Д: Я выберу талант, смелость, фантазию, искренность, умение удивлять и радовать. А немец, русский или кто-то еще — какая разница? Если слово живое, оно останется живым на любом языке.

А: В каком жанре точно никогда писать не станете?

Д: Вряд ли когда-нибудь стану писать детективы. Загадки из серии «узнай, кто преступник» мне мало интересны. Не думаю также, что возьмусь когда-нибудь за военную тему — есть вещи, которые надо пережить, чтобы осмелиться их описывать.

А: Джон, у Вас есть сравнительно недавний рассказ “Сказка -ложь”. В нем собрано несколько историй вокруг одной, есть отсылки к Мураками и даже Кингу. Или мне показалось?

Д: Отсылка к Кингу — это, наверное, образ «злого клоуна»? Так его автор — не Кинг, а Эдгар По. А так, рассказ, конечно, не обособленный, он часть литературного пространства.

А: Если взглянуть на каждый рассказ,как на способ разобраться автора в своих переживаниях, то великие писатели становятся как-то ближе. Вам так не кажется? Я до разговора с Вами даже и подумать не могла о такой теории.

Д: Наверное, у каждого писателя по-своему. Кто-то пишет ради денег, а кто-то (уж если речь зашла о великих) надеется изменить мир. Я не могу говорить за всех.

А: В заключении наберусь смелости и попрошу у вас разрешения на публикацию одного из ваших рассказов на сайте. Разрешите?

Д: Да, конечно! Буду рад публикации.

А: Джон, спасибо вам за интересное интервью. Я по новому взглянула на малую прозу. Надеюсь еще ни раз с Вами побеседовать!

Д: И вам большое спасибо за беседу!

Томас Гарди – краткая биография

Томас Гарди – краткая биография

Томас Гарди жил на стыке эпох. Годы его жизни (1840 – 1928) соединили собой два века. Первая его книга увидела свет более ста лет тому назад, последняя появилась в 20-х годах прошлого века. Так же известен как Томас Харди – крупнейший писатель конца викторианской эпохи.

Родился Гарди в конце 19 века в небольшой деревне неподалеку от Дорчестера. Семья его была небогатой и жил он с братом и сестрами. Воспитанием детей  в основном занималась мать. Но в возрасте девяти лет мальчика отправили на обучение в Дорчестер.

По настоянию матери Томас читал множество книг как в школе, так и вне ее. После окончания школы Гарди продолжил обучение уже в качестве помощника архитектора. До самого приезда в Лондон в 1862 году он обучался в архитектурной фирме Дорчестера. А уже в Лондоне поступил в колледж и устроился работать специалистом по восстановлению церквей.

Томас Гарди лучшие книги

Домой Томас Гарди вернулся в 1867 году не только в качестве архитектора, но и как писатель. На его счету к этому времени уже был один роман. Примерно в это же время он знакомится со своей будущей женой.

Со временем Гарди заслужил славу читаемого писателя, благодаря своему произведению «Вдали от обезумевшей толпы», который сначала публиковался в Лондонском журнале, а впоследствии издавался отдельно.

Большинство его романов и рассказов касались родного города и жизни простых людей. Постепенно Томас Гарди переходит от прозы к поэзии. Вторая половина его творческой жизни характеризует его как поэта. Начало нового века изменило самого писателя. Будучи последним викторианским романистом в конце 19-го века, он становится поэтом с демократическими взглядами в начале века 20-го.

Для многих его современников Гарди был бунтарем. Он прошел путь жесткой цензуры, его произведения запрещали публиковать. Его романы были скандальными для викторианской эпохи, и многие друзья пророчили ему совсем другое будущее. Хотя втайне и восхищались смелостью.

Даже получив Орден Заслуг, Томас Гарди остается верен своим идеалам и происхождению. Томас Гарди – краткая биография

Последние тридцать лет жизни Гарди полностью посвящает себя написанию стихов, основной темой которых являются его отношения с покойной женой, с близкими по духу и по происхождению людьми и родственниками.

Писал Гарди до последнего дня своей жизни. В поздние сборники своих стихов он вложил как душевные переживания, так и эмоции прожитых военных лет. В предисловии к последнему сборнику стихов «Зимние слова» Гарди упоминает, что, возможно, это последнее его произведение. И он действительно не ошибается.

Почти полвека Томас Гарди вдохновлял своих читателей убежденным демократизмом и глубиной социальных обличений. Произведения этого писателя и поэта ознаменовали начало нового периода в литературном развитии Англии начиная с конца 19-го века и до Первой мировой войны.

Многие писатели и поэты называли себя преемниками Томаса Гарди и упоминали в своих произведениях его и его книги. Среди таких людей были Джек Лондон. Теодор Драйзер, Ричард Олдингтон и многие другие.

Всего Гарди написал и издал двадцать пять наименований — романов, сборников рассказов и стихотворений. Многие из его произведений были переведены на разные языки и экранизированы. Томас Гарди по праву стал частью истории английской литературы.

Рэй Брэдбери — 10 фактов из биографии

Рэй Брэдбери — 10 фактов из биографии

5 июня 2012 года умер легендарный американский писатель Рэй Брэдбери. Биография известного фантаста содержит немало интересных событий, о которых будут помнить еще долго после смерти писателя.

10 фактов о писателе:

  1. Рэй Брэдбери отличался феноменальной памятью — он запоминал события, прочитанную или услышанную информацию буквально с первого раза. Однако, самое поразительное другое — Рэй Брэдбери утверждал, что помнит свою жизнь с момента рождения. В биографических статьях о себе он говорил, что помнит, как ему перерезали пуповину, и как он сосал мамину грудь. Поговаривали, что данная особенность связана с тем, что писатель был рожден от беременности, продолжающейся 10 месяцев, поэтому зрение и слух у него могли развиться еще в утробе.
  2. В малом возрасте будущему писателю пришлось узнать, что такое смерть. За один год семья похоронила дедушку и маленькую сестричку, которых любил Рэй Брэдбери. Факты из его биографии говорят о том, что именно после этих событий мальчик решил посвятить себя фантастике. Ведь в сказке и вымысле смерть не означает конец, а умершие могут вернуться.
  3. Мать Рэя Брэдбери в свое время похоронила двоих детей, поэтому мальчик был окружен чрезмерной опекой со стороны родных и близких. Данное обстоятельство крайне не одобрялось его отцом, который однажды выхватил у шестилетнего мальчишки бутылку с соской и выбросил ее. С тех пор у Рэя Брэдбери затаилась обида на отца. Она нашла свое отражение и в том, что отец был единственным членом семьи, о котором не упоминалось в романах писателя-фантаста. И лишь после смерти папы он посвятит ему книгу, в которой напишет строки «Отцу с любовью, проснувшейся так поздно и даже удивившей его сына».
  4. В 1938 году Рэй Брэдбери окончил школу. Бедной семье не за что было купить парню выпускной костюм, поэтому он пошел в дядином. Дядя Лестер был застрелен, и матери пришлось штопать дырки от пуль на пиджаке для выпускного костюма Рэя Брэдбери.Рэй Брэдбери биография
  5. Денег не было и на то, чтобы мальчик мог продолжить образование в колледже. Жажда знаний привела юного парня в библиотеку, где он читал 3 раза в неделю. Впоследствии он напишет, что вместо университета в 27 лет он окончил библиотеку.
  6. Рэй Брэдбери всю жизнь прожил со своей любимой и единственной женой, музой и соратницей в его творчестве — Мэгги Маклюр. Молодые поженились в 1947 году и прожили 56 лет совместной жизни. Женщину ничуть не смущало, что целых 9 лет совместной жизни они, по сути, жили за ее счет.
  7. Первая публикация Рэя Брэдбери совпала с годом окончания школы — 1938. Тогда его рассказ «Дилемма Холлерброшена» был опубликован в малотиражном любительском издании «Imagination!». А вот всемирно известный роман, который принес писателю настоящую мировую славу, в 1951 году был опубликован в журнале «Плэйбой».
  8. Даже будучи уже в преклонном девяностолетнем возрасте, Рэй Брэдбери каждое утро садился за рукопись, искренне веря, что работа и держит его на этом свете. Всего же за свою жизнь писатель-фантаст написал 11 романов, более 400 рассказов и повестей и 21 пьесу. Помимо этого, Рэй Брэдбери писал детские книги и сценарии. За период с 1947 по 2007 год в США было издано 59 книг с произведениями Рэя Брэдбери.
  9. В рамках ежегодной премии «Небьюла» периодически присуждается и премия Рэя Брэдбери «Премия Брэдбери», которая вручается за лучший киносценарий фантастического жанра. Первым в 1992 году данную премию завоевал  Джеймс Кэмерон за фильм «Терминатор-2: Судный день»
  10. Рэй Брэдбери, как истинный фантаст, всю жизнь мечтал побывать на Марсе и даже в шутку просил похоронить его на красной планете в банке из-под супа.
История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды Сейр

История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды Сейр

История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды Сейр является одной из самых интересных среди мировых love story. Их знакомство произошло в Монтгомери, в июле 1918 года. Зельда была дочерью богатого влиятельного судьи, красивой, избалованной и взбалмошной. Фрэнсис – начинающим писателем и лейтенантом армии США. Молодые люди полюбили друг друга с первого взгляда, начали встречаться и обручились. Но вскоре Зельда отказала Фрэнсису: скромная жизнь в маленькой квартирке была не для неё.

Она ушла, а он начал беспробудно пить. Но, несмотря на пьянство, Фицджеральд всё же умудрился написать свой первый роман «По ту сторону рая», который вышел в 1920 году. Книга получила невероятный успех. На голову Фрэнка как из рога изобилия посыпались гонорары, он обрёл славу. Зельда вернулась к нему, 3 апреля 1920 года молодые обвенчались. Это событие произошло в одном из соборов Нью-Йорка.

Они были удивительной парой: оба эпатажные, непредсказуемые, любящие праздники и развлечения. Их выходки будоражили общество: то она катались по городу на крыше такси, то заявлялись в театр нагишом. Чета Фицджеральджила так, будто каждый их день – последний. Но публика прощала им все выходки, называя их «Принцем и Принцессой века джаза».

История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды СейрОба супруга наплевательски относились к быту, их квартира всегда напоминала притон для гуляк: всюду стояли бокалы с недопитым алкоголем, валялись вещи, книги и бумаги.
Каким-то необъяснимым образом Скотт продолжал творить и печататься.
В 1921 году в семье родилась дочь Скотти. Но даже появление на свет ребёнка не заставило молодых родителей сменить образ жизни, они продолжали веселиться, танцевать и пить. Семья постоянно путешествовала, меняя Нью-Йорк на Париж, Париж на Рим, а Рим – снова на Нью-Йорк.

Во французской ривьере Зельда познакомилась с лётчиком Эдуардом Жозаном, в которого влюбилась. Она потребовала от мужа развода. Супруги начали часто скандалить по этому поводу, и лётчик вскоре скрылся подальше от этихстрастей. Зельда попыталась совершить суицид, наглоталась таблеток. Её откачали, но муж был здорово рассержен, поэтому запер супругу дома на 2 месяца.

История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды СейрПотом они вернулись в Америку, но с этого времени их семейная жизнь стала невыносимой. Зельда требовала от Скотта безграничного внимания и постоянно ревновала его. Она мешала ему работать, за что близкий друг Фицджеральда, Эрнест Хемингуэй, ненавидел Зельду. Для кутежей и причуд жены Скотту нужны были деньги, и он писал всё, за что хорошо платили.

В тридцатилетнем возрасте Зельда начала терять привлекательность. Это пугало её, она устраивала мужу скандалы и закатывала истерики, ревнуя ко всем подряд.
В августе 1925 года супруги ужинали в ресторане. Писатель увидел Айседору Дункан и решил поздороваться с танцовщицей. Зельда в приступе ревности вскочила с места и побежала на лестницу, на которой чуть не разбилась. И это не единственный пример её безумных поступков. С каждым разом супруга знаменитого писателя вела себя всё более безрассудно.История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды Сейр факты о писателе

Вскоре она начала слышать голоса. Душевное состояние Зельды ухудшалось с каждым днём. В апреле 1930 года её положили в психиатрическую клинику, но уже через месяц, несмотря на запреты врачей, Зельда, выписавшись из больницы, сразу вернулась к прежнему разгульному образу жизни. Она посещала вечеринки, употребляла алкоголь и танцевала. В конце мая того же года жену великого писателя снова поместили в клинику для душевнобольных с диагнозом «маниакально-депрессивный психоз», «мания преследования» и «нервная экзема». Её некогда прекрасное лицо покрылось страшными струпьями. Жить с ней стало практически невыносимо. В то время Скотту было всего 40, он ещё мог устроить личную жизнь, тем более, что женщины вились вокруг него. Но он любил жену…

В 1940 году Фицджеральд скончался. Ему было всего 44 года. Причиной смерти стал обширный инфаркт. А Зельда дожила до свадьбы дочери и даже дождалась первого внука. Когда ей становилось совсем худо, она ложилась в клинику. В 1948 году в больнице, где лечилась Зельда, произошёл пожар. Женщина вместе с 7 другими пациентками сгорела.

Так закончилась история безумной любви, результатом которой стало рождение бессмертных литературных произведений.История отношений Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Зельды Сейр

Эрих Мария Ремарк – биография и факты о писателе

Эрих Мария Ремарк – биография и факты о писателе

22 июня 1898 года Оснабрюк – 25 сентября 1970г Локарно
Немецкий писатель, настоящее имя Эрих Пауль Ремарк.

Друзья звали его Бонни, нацисты Крамер, а Марлен Дитрих – Равик.

С самого рождения судьба предлагала стать Ремарку писателем. Он родился в семье книжного переплетчика Петера Франца Ремарка. В дальнейшем лучший друг Эриха – Фриц Хёрстемайер склонял его к писательству и агитировал вступить в литературный клуб. Не сразу, но постепенно это привело Эриха Ремарка к литературному триумфу.

Для более глубокого изучения биографии Эриха Марии Ремарка советую прочитать книгу «Э. М. Ремарк. Секрет успеха» Н. Я. Надеждина

Факты о писателе – Эрих Мария Ремарк.

  • Молодой Ремарк работал органистом в больнице для душевнобольных, жил в цыганском таборе и был продавцом надгробных камней, об этом периоде своей жизни он напишет в романе «Черный обелиск». В период скитаний Эрих Мария влюбляется в дочь главного редактора престижной газеты «Спорт в иллюстрациях». Он порывается даже жениться на девушке, но ее отец против брака. Женитьба не состоялась, а вот должность в газете будущий известный писатель получил.
  • Первые произведения «Женщина с молодыми глазами» и «Мансарда снов» небыли замечены публикой. Ремарк их стеснялся и выкупил лично все копии.На Западном фронте без перемен
  • «На Западном фронте без перемен» – третье произведение Эриха Марии Ремарка, которое считается самым удачным в его карьере. Для печати этой книги немецкому писателю потребовалось заключить рискованны договор с издательством «Фоссише цайтунг». Если бы книгу не получилось реализовать, то Ремарку пришлось бы полгода работать бесплатно на издательство.
  • Но судьба была благосклонна и «На Западном фронте без перемен» за год разошлась миллионным тиражом. С этого момента писатель получает славу и достаток.
  • Ремарк коллекционировал антиквариат и картины импрессионистов (Ван Гога, Ренуара, Дега). Он очень заботился о предметах старины и при перевозке сам следил за их упаковкой.
  • Эксцентричности Эриху было не занимать. Однажды он выкупил титул барона у одного бедствующего аристократа всего за 500 марок. После чего на своих визитках поместил корону.
  • После громкого триумфа «На Западном фронте без перемен» автор попал в опалу. Правительство осуждало антивоенные взгляды писателя. Нацисты внушали обществу, что роман написан не Ремарком, а Крамером (фамилия на оборот, еврейского происхождения). И даже то, что рукопись была им украдена у одного из военных товарищей.
  • Все эти обстоятельства вынудили Эриха Марию покинуть Германию в 1931 году. Он переселился в Швейцарию в Порто-Рокко, где купил дом, который называл «Дворец Ремарка».
    Вилла в Швейцарии Эриха Ремарка
    Вилла в Швейцарии
  • В 1939 г жить в Европе для «литературного изменника» стало не безопасно, и Ремарк переехал в США вместе с Марлен Дитрих. В Америке он узнает, что его книги на родине предают огню. Генрих Гейне в XIX веке предвидел последствия: «Это была лишь прелюдия. Там, где сжигают книги, сжигают и людей».
  • Писатель смог спасти первую жену Юту от рук фашистов. Эрих заключил с ней второй, но уже фиктивный брак и перевез из Германии. Сестру Эльфриду уберечь не удалось. Ее казнили по лживому доносу, а счет за издержки на казнь прислали самому Ремарку. О своей сестре Эрих напишет книгу «Искра жизни».
  • О жизни эмигрантов в Америке рассказано в романе «Тени в раю». Как и все книги писателя, роман отчасти биографичен. Жизнь в эмиграции потерянного поколения была похожа на существование теней, и он был их частью.
  • Самые сильные чувства писатель испытывал к Марлен Дитрих, он не раз делал ей предложения женитьбы, но она отказывала ему. Многих душевных сил потребовалось от Эриха, что бы пережить бесчисленные интрижки «Пумы» (ласковое прозвище Марлен).
  • Спасительными для него стали отношения с Поллет Годар, бывшей женой Чарли Чаплина. Она ухаживала за Ремарком, и он сам признавался в том, что без нее погиб бы от отчаяния.
    Эрих Мария Ремарк со второй женой Поллет Годар
    Эрих Мария Ремарк со второй женой Поллет Годар
  • Эрих Мария Ремарк любил читать Достоевского, Пруста, Гетте, Цвейга.
  • Он всегда имел при себе несколько блокнотов и остро наточенных карандашей.
  • Предпочитал шляпы в стиле «панама» и стильно одевался.
  • Злоупотреблял алкоголем. Из напитков предпочитал кальвадос.
  • Любимое крепкое словцо «задница».
  • Ремарку была присуща некоторая сентиментальность, как в книгах, так и в жизни. Он коллекционировал статуэтки ангелов и считал, что это сохранит его от беды.
  • Он слыл весельчаком. Когда у него умер отец, он сказал прессе: «Что может быть лучше, чем смерть в ожидании коньяка».

Эрих Мария Ремарк в конце жизни страдал частыми сердечными приступами, но не прекращал творить. Он взял публику искренностью и невыдуманными историями, а чуть приукрашенными. Ремарк искренне полагал, что «Война щадит лишь тех, кто по-настоящему в ней повинен» и эта мысль проходит через все его творчество.

Интервью с Верой Петрук

Интервью с Верой Петрук

Вера Петрук  — писательница из Владивостока, фотограф и художник. Опубликовала тетралогию «Сага о халруджи», сборник рассказов и роман о вампирах. Ее творчество интересно тем, что среди писателей-фантастов редко встретишь женщину, да еще и с хорошим авторским стилем. Вера согласилась дать интервью для блога Book1mark. Мы постарались разузнать как можно больше подробностей о творчестве и увлечениях автора. Беседа получилась очень насыщенной.


Анна: Вера, спасибо за согласие дать интервью. Мне очень приятно будет с вами побеседовать и выяснить для наших читателей тонкости вашего ремесла и ваши личные черты характера.

Вера: Анна, большое спасибо за приглашение. Я всегда рада пообщаться, так как по натуре человек открытый и, в какой-то степени, болтливый.

А: Расскажите немного о себе, кем работаете или писательство и есть способ заработка на хлеб с маслом, а может и без  масла. Писатели сейчас не самые богатые люди в России.

В: В самом начале творческой карьеры наивно полагала, что буду писать книжки, успешно продавать их всему миру и жить припеваючи. Есть у меня такая черта — наивность. Однако сейчас понимаю, что для того чтобы жить на доход от книг нужно быть, прежде всего, не писателем, а маркетологом, продавцом и бизнесменом (не обязательно по образованию). Знаю очень много талантливых авторов, которые раз в год отсылают в издательства классический синопсис, получают стандартный отказ и принимаются за новое произведение. Эти люди сидят на стуле ровно, публикуются на самиздате и других литературных порталах, иногда участвуют в конкурсах, общаются на форумах, в целом, довольствуясь своей долей сетевого автора. Это не хорошо и не плохо, просто таких писателей большинство. С другой стороны, на полках в магазинах порой встречаются такие книги, которые иногда вызывают только недоумение — почему их напечатали? Их авторы оказались успешными деловыми людьми, которые сумели сделать так, чтобы их книги заметили издательства, пресыщенные предложением и страдающие от кризиса. Примерно та же схема работает для сетевых авторов, которые не попали на бумагу, зато выбились в топы продаж интернет-магазинов.

А: А как же талант, или тут все решает бизнес?

В:  Я верю, что сегодня любую книгу (не важно, плохо она написана или хорошо), можно раскрутить до хита, сделать из своего имени бренд и жить за счет продаж, одним словом, зарабатывать и на хлеб, и на масло. Но для этого помимо писательского мастерства нужно чувствовать рынок и новые тренды, использовать все доступные средства для рекламы от Ютуба до местного сайта с объявлениями, постоянно держать руку на пульсе, одним словом, быть успешным продавцом своего авторского имени и своих книг, а еще короче выражаясь: быть литературным агентом. Правда, есть еще исключение — это когда твоя книга попадает в тренд и тебя отрывают с руками и ногами вне зависимости от того, кому ты продаешь — издательствам или интернет-магазинам. Мечта всех авторов, которая иногда сбывается. Так вот, возвращаясь к конкретно заданному вопросу. Осознав весь объем работ и сопоставив время раскрутки книг с временем потраченным на их написание, я решила, что не хочу быть писателем и литературным агентом одновременно, и что мои бутерброды с маслом будут финансироваться из других источников. Мне больше по душе писать книги, чем заниматься их распространением. Пишу для удовольствия, или, как сказал Джо Аберкромби: «Пишу, чтобы было что почитать в старости». Что касается работы, то я попробовала себя в разных сферах, от преподавателя истории до переводчика и менеджера разного уровня, но мне нравится, чтобы в работе присутствовала свобода самовыражения и творческое начало. Поэтому я занялась фотографией и рисованием, которые меня и кормят. Эти области близки к писательству, и я не могу сказать, где сейчас у меня проходит граница между работой и любимым делом.

Сага о халруджиА: Вы выбрали для себя большую прозу – целую сагу, почему так? Чаще молодые писатели начинают путь с рассказов и повестей. Читала в одном из ваших интервью, что рассказы вам даются тяжелее, с чем это связано?

В: Я именно так и начинала — с рассказов, которые после редакции оформила в сборник под названием «Смерти вопреки» уже после написания четырех романов. Как правило, рассказы молодых писателей так и остаются «рассказами молодых писателей», то есть, графоманскими излияниями души с открытыми психологическими ранами, трудностями и болями. Поэтому ими не стоит гордиться, но и порицать себя за них тоже нельзя. Графоманство — обязательный период в жизни каждого писателя. Писатель на стадии графоманства — как подросток. Он очень раним и хрупок, и ни в коем случае нельзя обижать его злыми комментариями, даже если видно, что текст слабый и никуда негодный. В сети таких авторов много, но не обязательно, что они обречены на пожизненное «графоманство», ведь все мы учимся и развиваемся.

А: А как же справедливая критика? Нельзя тешить чувства, это может стать еще больнее впоследствии. (Тут кратко)

В: Увы, но в справедливость критики не верю. Критика вообще редко когда помогает стать лучше. Есть субъективное мнение, основанное на жизненном опыте и знаниях. Что касается формы, то здесь все очень индивидуально. Почему рассказ сегодня является жанром «молодого писателя»? Ведь литературоведы считают эту форму одну из самых сложных и требующих немалого мастерства форм. Думаю, это потому, что чаще всего начинающий писатель хочет быстрого результата — чтобы его творение прочитали и скорее оценили. Поэтому многие «застревают» на стадии рассказа, «живут» конкурсами и форумами, превращая творчество в игру. А с другой стороны, в этом тоже ничего нет плохого 🙂 Мне в рамках рассказа всегда было тесно. Не хватало простора, развернутости, погружения. Написать такой рассказ, чтобы заставить читателя с головой погрузиться в идею, изложенную на паре-тройке листов — это безумно трудно. У меня есть много знакомых писателей, которым это блестяще удается. Я к их числу, увы, не отношусь. Каждый рассказ буквально «вымучиваю» и трачу на его написание куда больше времени, чем на главу, гораздо большую по объему. В рассказах акцент обычно делается на идею, там трудно (хотя и можно) совершить путешествие, пережить приключение, показать накал страстей и эмоций или эволюцию персонажа. Когда я пишу рассказы, я именно работаю, напрягаюсь так, что, можно сказать, пот градом течет, при этом результат не всегда радует. Когда я пишу роман, я отдыхаю, потому что надо мной не висит ограниченное количество знаков и другие рамки. Я «человек-многобукв», как вы, наверное, уже поняли. Не горжусь этим, но и измениться вряд ли смогу.

А:  Меня всегда интересовало, как писатели-фантасты придумывают названия городов, вещей и всего подобного. Как это получается у вас?

В: Хаотично. Я стремлюсь к порядку, но в моем творчестве еще много хаоса. Стоишь на остановке у киоска с журналами, скучаешь, глазеешь на глянцевые обложки и тут — вот оно! Имя твоего главного героя, которое ты так долго искала. Имена и названия приплывают из окружающего мира совершенно неожиданно. Хотя, конечно, у меня есть блокнот с красивыми именами, куда я заглядываю, когда в процессе сочинительства нужно по-быстрому обозвать что-нибудь второстепенное. Над теми названиями, которые будут играть ключевую роль в произведении, думаю уже дольше. Начинаю с общего звучания и ассоциаций, которые имя должно вызывать у читателя. Так как я чаще всего работаю в жанре фэнтези, то мне нравится заимствовать названия у античных и других авторов древности. Открываешь Геродота или Плутарха, выбираешь название методом тыка, немного его изменяешь и утягиваешь себе в текст. В последнее время, когда мои книги стали переходить в аудиоформат, обращаю внимание и на то, как названия звучат «вслух».

А: Вы пишете на компьютере или от руки?

В: На компьютере, хотя от руки иногда пишу черновики и наброски. У меня достаточно высокая скорость печати, а когда вдохновение отключает мозг, полностью перехожу на печать «вслепую», но всегда за это себя потом ругаю, потому что процент опечаток вырастает в разы. У меня ужасный корявый почерк, который с трудом сама разбираю, поэтому стараюсь, в основном, печатать, даже когда работаю над «скелетом» произведения.

А: Вернусь еще раз к прошлому интервью для журнала «Янтарный питон». Там вы рассказываете, о 2007 годе, когда только начали работу над «Сагой о халруджи». Первой книгу прочла ваша сестра Александра Петрук (возможно, я путаю имя, извините) и не воспылала к тексту. Дальше вы пошли в библиотеку и начали изучать подходящий материал, что бы удивить читателя обилием деталей. Дальше пошло переписывание текста и похвала. К чему я веду, когда вы писали первый вариант, вы ощущали себя писателем или это было игрой?

В: Начну с того, что моя сестра Александра Петрук (талантливый художник, чье портфолио можно посмотреть здесь является для меня самым суровым критиком, благодаря кому была отправлена «в корзину» не одна сотня уже написанных страниц. Так, Александра «забраковала» всю вторую половину «Последнего исхода» — финальной книги «Саги о халруджи», которую пришлось переписывать еще месяцев семь.  Она хорошо меня знает и всегда отлично распознает, когда в тексте начинают преобладать графоманские мотивы. Ведь я, по сути, тот еще начинающий писатель. Возвращаясь к далекому 2007 году, когда я закончила первую книгу и дала ее прочитать сестре, то да — Александре она не понравилась, в результате, я ее через год переписала почти полностью, потому что многие линии были слабыми, сюжет провисал, а достоверности было маловато. Когда я приступила к детальному изучению «матчасти», то, наверное, в меньшей степени, думала о читателе и о том, чтобы кого-то удивить. Просто поняла, что мне до жути интересно погрузиться в детализацию географического, политического, социально-экономического устройства мира и вылепить сагу максимально подробно — так, как, по-моему мнению, должна быть построена захватывающая приключенческая книга. Что касается библиотек, то я люблю дух старины, книг и общую атмосферу книжного хранилища.

А: Мне тоже уютно в библиотеках.

В: В интернете сегодня можно найти все, но, когда я собирала источники для Саги, опиралась, в большей степени, на книги. Возможно, это пережиток университетского образования доинтернетной эпохи, так как я до сих пор больше доверяю информации, опубликованной на бумаге, чем размещенной на сайтах, хотя и понимаю, что в эпоху интернета это звучит абсурдно. К вопросу об игре. Если дело своей жизни можно назвать игрой, то, наверное, да, я до сих пор играю )). Я не считаю себя особо удачливым человеком, но когда написала свой первый графоманский рассказ, то поняла, что мне повезло — скучать в этой жизни не придется, по крайней мере, я знаю, чем заняться.

А: Фантастика и фентези сейчас занимают ведущие позиции в литературном мире, вы поэтому взялись за этот жанр или к другим не лежит душа?

В: От трендов, к моему великому сожалению, я всегда была довольно далека. Я выросла на книжках о Конане, а будучи подростком, зачитывалась книгами издательства «Северо-Запад» (помните такие в желтых бумажных обложках?), поэтому, наверное, и стала творить в этом жанре. Другим моим увлечением были приключенческие книги — я прочитала почти все, какие были доступны в 90-е годы, и не могу сказать, что мои собственные книги — это классические фэнтези/фантастика. У меня к этому жанру есть свои претензии. Знаете, это как с китайскими фильмами про кун-фу. Все хорошо, но только до тех пор, пока воины не начинают летать. Здесь вера, понимание и уважение к создателям фильма у меня, как правило, заканчивались. С ФИФ также, но о книгах, наверное, поговорим чуть позже. Для меня фантастика и фэнтези — это не самоцель, а, скорее, необходимость отнести книгу к какой-то системе классификации. Все очень условно. Я люблю другие жанры, например, уважаю тот же любовный роман или хороший детектив, не говоря уже об исторических приключенческих книгах, но мне всегда было немного страшно помещать героев в наш мир, поэтому придумываю те места, которых нет, отсюда и появляется штамп — фэнтези. Хотя, по сути, эксплуатирую те же сюжеты и мотивы, что присутствуют в других жанрах.

А: А что на счет современности, вы пишете о  прошлом или о настоящем, а может о будущем? Или же ваши книги и рассказы не имеют временной плоскости?

В: Если брать временную шкалу, то современность мне не по душе. С другой стороны, опасаюсь национально-политических мотивов. Я привыкла считать себя человеком Земли, а не конкретной страны, поэтому мне легче придумать место и время, которое не существует в реальности. Это избавляет книгу от определенных ненужных психологических наслоений и по-другому расставляет акценты. Однако, так как я обожаю древнюю историю, то возможно, когда-нибудь возьмусь за приключенческий роман о древних коренных народах, населявших Дальний Восток России. Этнографического и археологического материала по ним много, но не настолько, чтобы ограничить воображение и сюжетную фабулу.  Но это случится тогда, когда фантастика и фэнтези окончательно меня разочаруют.

А: Как я понимаю, Вера, вы положительно относитесь к публикации в сети своих рассказов, а не боитесь, что могут отобрать или экранизировать, а вас не спросят? Если нет, то можете и Book1mark подарить какой-нибудь рассказ?

В: Если кто-то заберет мой рассказ для экранизации, я наверное, не поленюсь изучить искусство рифмоплетства, чтобы сочинить хвалебную оду в его честь )). Нет, правда, по-моему, это будет просто здорово. Насчет отобрать… Ну, наверное, сильно возмущусь и буду ругаться всеми доступными средствами, если на моем рассказе будет стоять не моя фамилия. Знаете, был такой курьезный случай. Когда я писала первую книгу Саги, то в сеть ее не выкладывала, зато активно рассылала знакомым и друзьям — «похвастаться». Есть такая потребность у авторов — и у начинающих, и у продолжающих )). Обычно хвалили, иногда ругали (таким больше ничего на критику, как правило, не отсылалось). Так вот. Написав первую книгу, приступила к ее корректуре и решила проверить, как много в сети слов, похожих на «халруджи». Набираю в поисковике и вижу ссылку на страницу самиздатовского автора, где один в один выложена вся моя первая книга, которую я тогда наивно и с любовью редактировала для отправки в издательство. Ох, и поплохело же мне. Во-первых, у издательства, куда я собиралась отправлять рукопись, было требование, чтобы предлагаемые тексты в сети нигде не светились. Во-вторых, я тогда серьезно запаниковала. Начала строчить письма — и админам, и автору, у которого кроме моей книги на странице больше ничего не было. Позже выяснилось, что сотрудник по работе, которому я отослала книгу на «похвалить», дал ее почитать своей дочке, а та, впечатлившись, решила, что труд не должен пропасть просто так и с широкой руки выложила ее в сеть. С тех пор, конечно, я стала умнее, и неопубликованные тексты знакомым по почте не отсылаю. Что касается рассказа в подарок для Book1mark, то мне будет очень приятно это сделать. Думаю, это будет мой новый рассказ ужасов «Выходной» про алкоголиков и о том, как не надо отдыхать на природе)).

А: Спасибо. Как раз лето на носу, нужно учиться отдыхать. А какие книги и авторы на вас повлияли и влияют сейчас. Что вы читаете?

В: Мне легче сказать, что на меня не повлияло. )) Это, определенно, книги, вошедшие в школьную программу, так называемые «классики». Никогда не пойму, зачем вызывать у детей отвращение к великолепным писателям, которых можно и нужно открывать для себя в зрелом возрасте с устойчивой психикой и вкусами. Помню, с каким удовольствием зачитывалась в старших классах Муркоком, Берроузом, Лавкрафтом, Каттнером и Говардом, и с какой досадой на уроках литературы получала трояки за вялый пересказ Горького или Бунина, чьи тексты читались на переменке в кратком изложении модных тогда шпаргалок. Мне были нужны приключения индейцев, ковбоев, рыцарей, супергероев, древних воинов, первооткрывателей и совершенно не нужны проблемы, которые вбивались в наши перестроечные подростковые головы на уроках литературы.  Вкусы не изменились, хотя книги, которые впечатлили меня в детстве, стараюсь не перечитывать.  Классиков полюбила гораздо позже и открываю их  до сих пор. Например, недавно познакомилась с «Гроздьями гнева» Стейнбека, еще хожу под впечатлением. Что касается авторов, которые напрямую повлияли на мое творчество, то это, прежде всего, Робин Хобб и ее саги о наемном убийце и волшебных кораблях, Анджей Сапковский, Джо Аберкромби, Нина Соротокина с ее гардемаринами, Мария Семенова (мне у нее нравится всего одна книга — «Валькирия», зато так сильно, что я готова перечитывать ее каждый месяц). Практически, это были мои настольные руководства о том, как надо писать. Сейчас я читаю, увы, мало —  из-за работы. Больше слушаю, так как могу при этом одновременно работать.

А: У вас не возникает от аудиокниг ощущения незаконченного чтения, будто посмотрел кино без звука или звук без картинки? А что читаете сейчас?

В: В какой-то степени аудиокниги похожи на фильмы — есть удачные экранизации, которые только добавляют в сокровищницу книги, а есть те, которые ее портят и тогда — да, лучше читать оригинал. Очень многое зависит от декламатора, его искусства исполнения, потому что аудиокнига — это произведение уже не только автора, но и исполнителя. Мне кажется, что аудиокнига позволяет глубже проникнуть в произведение, потому что, во-первых, диктор зачитает вам все — от долгих описаний, которых вы, возможно, опустите, если будете читать «глазами», до интонаций и речевых характеристик героев, на которые тоже не всегда обращаешь внимание.  К тому же многие аудиокниги сопровождаются музыкой, которая при умелом наложении на голос исполнителя дает очень глубокий эмоциональный эффект восприятия текста. Другой вопрос, что если вы потом захотите перечитать книгу «глазами», то в голове будет стоять голос диктора — его речь и ролевое исполнение. Это, конечно, несколько снижает простор воображения . У аудиокниги есть минусы и плюсы, о которых можно говорить очень долго.

Что я сейчас читаю? В основном, справочно-познавательную литературу. У меня на столе стоит одновременно несколько книг, которые я читаю в свободное время в зависимости от настроения: Энциклопедия знаков и символов, Руководство по выживанию в экстремальных условиях и еще несколько книг по астрологии, истории магии и алхимии. Выбор тем обусловлен романом «Калюстианец», над которым сейчас работаю.

А: Вы боитесь не успеть написать что-то, что уже придумали?

В: Думаю, что уже придумали все, что можно было придумать — если говорить о литературе. Все, что мы читаем и пишем — это лишь вариации на тему. Хорхе Луис Борхес писал, что базовых сюжетов всего четыре, а Жорж Польти утверждал, что их тридцать шесть. Суть не меняется. Я бы это сравнила с рисованием. Например, вы решили изобразить берег моря. В классической и современной живописи до вас миллионы раз рисовали побережье. То есть, новое вы не придумаете. Зато вы изобразите именно ваш берег, это будут ваши чувства и ваше видение, которые вы заложите в полотно, пусть это место до вас и рисовали тысячи других художников. То же и с книгами. Не повторяем сюжет, но плетем на его основе новую, именно вашу историю.

А: Пока я прочла только один ваш рассказ «Смерти вопреки», каюсь и обещаю исправиться, уже поставила в список первую книгу «Слепой». Вернусь к рассказу. Мир придуман отдельно, он есть еще в каких-то ваших произведениях?

В: «Смерти вопреки» — это был последний рассказ, который я писала для конкурсов. Сколько раз себе говорила, что в конкурсах больше не участвую, так как это игра, отнимающая время от основного замысла, но в августе того года работалось очень плохо, и я подумала, что участие в конкурсе меня взбодрит. Конкурс я не выиграла, зато вот рассказ получился. Нет, этого мира в других книгах нет. Он придуман несколько хаотично, так как сначала я невнимательно прочла условия конкурса и решила, что журналу требуется миниатюра размером со страницу ворда. Так родилась идея о разговоре диспетчера и раненого солдата, которого забыли отступающие силы на вражеской территории. Потом перечитала условия внимательнее, обрадовалась и добавила деталей до полноценного рассказа. Что касается мира, то мне кажется все мои фантастические рассказы где-то похожи друг на друга, и их вселенные могут дружно соседствовать рядом.  Я буду рада, если «Слепой» придется вам по душе. Пользуясь случаем, хочу сказать, что с февраля в моем паблике ВКонтакте размещаются главы аудиокниги «Слепой» в исполнении великолепного декламатора Геннадия Коршунова. Специально для аудиокниги композитор Владимир Фрит сочинил захватывающие саундтреки, которые также будут размещены отдельно. Поэтому если вы слушаете аудиокниги, пожалуйста, оцените и этот труд. Я стараюсь переводить в аудиоформат все мои книги, так как считаю, что за этим форматом — будущее. Люди не перестанут читать книги, но, думаю, слушать их будут все чаще. После «Слепого» я планирую разместить в паблике аудиоверсии всех рассказов, а также аудиокнигу «Донор», которая сейчас записывается.

А: Книга в аудиоформате размещена бесплатно, нет желания монетизировать труд. За аудиоформат найдет больше желающих заплатить, чем за бумагу, если верить рейтингам.

В: На данном этапе мне больше хочется, чтобы книгу услышали, чем получить за нее финансовое вознаграждение. К тому же, как показывает практика, любая аудиокнига очень скоро появляется на бесплатных торрентах.

А: Как вы придумываете сюжет? Он сначала оформляется в голове или вы сразу начинаете печатать, а потом уже вычитываете или меняете все полностью?

В: В основе сюжета лежит вдохновение. У каждого автора это происходит по-своему. Я лучше воспринимаю визуальную информацию, поэтому на меня обычно производят впечатление фильмы, случайно увиденные фото в сети и так далее.  Увидишь красивый кадр, интересную боевую сцену, необычный поворот сюжета и начинаешь думать в эту сторону. Из такого «думания» рождается идея, которая потом обрастает плотью сюжета и дальнейшей детализацией. Интересный случай был, когда я писала последние главы «Слепого». Я знала, что нужно описать дуэль главных героев — Арлинга и его друга Даррена, но не могла подобрать подходящую локацию. И тут знакомая, вернувшаяся из Германии, дарит мне сувенир — подставку под кружку. А на этой подставке изображен беспечный молодой человек, который, закинув ноги на перила, потягивает пиво на террасе какого-то замка на фоне великолепных снежных гор. Я как увидела эту сцену, сразу поняла, куда стоит отправить Арлинга. Так появился родовой замок в снежных горах Ярла и пьянство главного героя на балконе родительского дома со всеми вытекающими последствиями. Потом идея записывается «на черновую». Обычно в папке с будущей книгой у меня лежат четыре файла: черновик, краткий сюжет, справочник и чистовик. Черновик пишется «вслепую», на вдохновении, без точек, прописных букв и запятых. В нем указывается основной скелет сюжета, прописываются герои с базовыми линиями, продумываются локации, хаотично отмечается все, что должно быть в книге. На основании черновика составляю краткий сюжет. В этом файле делаю разбивку по главам, детально прописываю линии, выделяю, какие будут главными, какие второстепенными, более плотно работаю над характерами героев. Параллельно собираю «матчасть». Например, действие первой части «Калюстианца» проходит, в основном, в подземелье, на угольной шахте, поэтому пришлось читать справочники по горнорудному делу и записки спелеологов. После всей этой работы начинается «чистовик». То есть, сам процесс написания текста. Однако бывает и так, что напишешь половину книги «в чистую», а потом понимаешь, что зашла в тупик, и переписываешь заново.

А: Есть ли кто-то из современных писателей, кто вам близок по духу?

В: Я всегда восхищалась писателями-ремесленниками, то есть, трудягами, которые не ленятся детально собрать «матчасть», потрудиться над психологией отношений, выписать диалоги так, чтобы это была не просто «сюжетная болтовня», но разговор, читая который, получаешь наслаждение. Уже упоминала эти фамилии, но, наверное, повторю их снова — это Робин Хобб, Джо Аберкромби, Анджей Сапковский. Есть еще многие другие, но именно эти писатели вспоминаются в первую очередь.

А: Как в целом вы относитесь к русской прозе? Есть ли перспективные авторы, жива ли отечественная литература или потихоньку погибает от коммерции?

В: Я не делю литературу на русскую и зарубежную, так как бегу от национализма в любом виде.  Если человек написал книгу, которая мне понравилась, то я не смотрю, кто он — русский, американец или украинец. Не хотелось бы делать заявлений о будущем отечественной литературы. Я не настолько компетентна в этом вопросе. К тому же у меня много хороших знакомых писателей, которые, как и я, трудятся в этой сфере, и заявить, что наша литература загнивает, было бы лукавством и неуважением, как к собственному труду, так и работе моих коллег по ремеслу. С другой стороны, то, что я вижу на книжных полках и в топах интернет-магазинов, меня не радует. Очень много шаблонов, повторов, «бабочек-однодневок». Некоторые в стремлении достичь оригинальности порождают такой шлак, что не знаешь, издеваются ли над читателем, или так случайно получилось. Другие, как я уже отмечала выше, сумели создать бренд и зарабатывают на нем хлеб, спокойно плывя по течению в русле однодневного тренда. Из современных отечественных авторов слежу за творчеством Кирилла Бенедиктова, Дмитрия Глуховского. Их книги заставляют сердце биться чаще, есть, чему поучиться.

А: Расскажите поподробнее о своем нынешнем труде «Калюстианец». (не знаю как написать склонение — все верно написано)

В: После «Саги о халруджи» долго не могла определиться, над чем работать дальше. С одной стороны, дала себе обещание написать продолжение саги, но хотелось сделать перерыв. Из «Донора» комфортный для меня мир не вышел, и я в нем долго не задержалась. Фантастику вообще писать труднее, чем фэнтези — из-за технологий, которые надо любить. Я хотела попробовать себя жанре ужасов и мистики, придумала несколько сюжетов о колдунах, но тут сестра предложила идею, от которой я не смогла отказаться. Было решено — пишем вместе. Мир «Калюстианца» соткан на стыке классического фэнтези, с одной стороны, и научной фантастики — с другой. Кто-то называет этот жанр «технофентези». К счастью, всю научную сторону, обоснование мира и связанные с этим аспекты взяла на себя сестра. Ей же принадлежит линия одного из самых трудных персонажей — патронага Августина, церковного главы, негодяя и распутника. Мне досталось самое любимое — приключенство. У Александры потрясающий стиль, а ее емкие и острые диалоги заставляют меня по-хорошему завидовать. Несмотря на то что сейчас сестра работает художником, по образованию она — филолог. В какой-то степени эта книга является вызовом моему писательскому умению, так как затрагивает новые для меня жанры, например, эротику. «Калюстианец» находится сейчас в весьма сыром виде, пишется только первая часть, поэтому пока не хотелось бы забегать вперед. Задумывая роман, мы ставили перед собой две цели. Во-первых, это книга о приключениях и любви. Во-вторых, это наша с сестрой площадка, где мы хотим представить свое отношение к институту церкви, выставляющему себя посредником между человеком и Богом, а также к некоторым социальным явлениям современности, которые часто принимают уродливый характер. Но главной является первая цель, так как мы создаем развлекательную, а не морализаторскую литературу. В идеале хотелось бы закончить книгу летом.

А:  Вера, спасибо за интересный рассказ. Желаем вам успешно закончить новую книгу и начать еще одну, совершенствования и роста. В ближайшее время начну читать «Слепого» и поделюсь впечатлениями.

Интервью с Алексеем Ведёхиным

Интервью с Алексеем Ведёхиным

Алексей Ведёхин – молодой русский писатель из Санкт-Петербурга. Пишет рассказы в жанре научной фантастики. Организовал группу молодых писателей и раз в два три месяца выпускает отличные сборники Litera Nova. У Алексея особый иронический взгляд на творчество и благодаря этому его рассказы сильно выделяются на фоне произведений других талантливых писателей. Алексей согласился дать Book1mark небольшое интервью о себе, что бы мы смогли понять жизнь современного писателя изнутри.

 

Анна: Алексей, а какое у вас образование? Филологическое, наверное.

Алексей: Отнюдь. Среднетехническое. Я окончил железнодорожный техникум по специализации ЭЭТПС (эксплуатация электрического тягового подвижного состава). Мне была уготована роль помощника машиниста либо схожая техническая должность на заводе.
Любовь к слову привили бабушка с дедушкой. Так получилось, что детство пришлось на период развала СССР, было тяжело во всех планах. Доступным развлечением для меня стали книги, коих достаточное количество пылилось на полках. Жюль Верн, Марк Твен и Берроуз читались запоем и неоднократно.

 

Анна: Повлиял ли выбор образования на дальнейшую писательскую деятельность или это разные стороны вашей жизни?

Алексей: И да, и нет. С одной стороны может показаться, что человек технической специализации должен иметь поверхностное представление о литературе, особенно, если это не руководство по обработке роликовых подшипников. Частично такое возможно, только не в моём случае — я изначально был не уверен, правильно ли поступил, выбрав себе такую специализацию. С каждым новым годом я утверждался в этом мнении. Это было не моё. А потому, получив диплом и отработав два месяца на заводе, я благополучно распрощался с железной дорогой.
И всё-таки… Научная фантастика – один из любимых мною жанров, в котором и я сам пробую свои силы.
НФ набита техническими аспектами. И не просто выдуманными из головы побрякушками (читателя не обманешь), а наполненными логикой и физикой объектами. Будь-то гипер-двигатель или душевая кабина нового поколения, не имеет значения. Главное, есть разумное тому объяснение. Согласитесь, если эта кабина станет переносить вас к другим звёздам, используя невесть откуда взявшийся гипер-движок, большинство усмехнётся и отдаст книжку своим детям вместе с остальными сказками.
Так что, да. Моё образование несколько помогает в понимании природы вещей.

 

Анна: Алексей, расскажите, как вы стали писать рассказы. Откуда идея взялась?

Алексей: Думаю, что я немного фантазёр. В голове постоянно крутятся возможные сюжеты развития человечества, мечты о звёздах, планетах, будущем. Кем мы станем? К чему придём? Оставим ли после себя что-то доброе, вечное, правильное? (Анна: Думаю. не ко всем в голову приходят такие мысли.)
И все эти мысли хотелось выразить через бумагу, поделиться с окружением, обратить внимание на нас самих, на то, какие мы есть, заставить призадуматься. Пускай даже через придуманные миры. В этом плане жанр фантастики уникален: донести информацию до читателя можно в приятной форме, погрузить его в разноцветный мысле-фильм ярких образов и невероятных приключений.

 

Анна: А как вы считаете, писать может каждый?

Алексей: Существует «Теорема о бесконечных обезьянах». Если вкратце, то чисто гипотетически возможна ситуация, что некая абстрактная обезьяна, щёлкая по клавишам пишущей машинки, когда-то напечатает одну из пьес Шекспира.
Это шутка из раздела теории вероятности в математике. Но она очень точно подходит для моего ответа на этот вопрос.
Думаю, что умение выражать свою речь через бумагу (и не только) – задача непростая, а порой и непосильная для многих индивидуумов. Так и получается как в той теореме: человечество поголовно научится печатать «пьесы Шекспира» в неограниченно далёком времени, но лишь после того, как избавиться от насущных проблем в устройстве общества, образовании, да и от банальной лени.

 

Анна: С чего вы начали свою карьеру писателя?

Алексей: Смею верить, она только начинается 🙂
От многочисленных участий в конкурсах до выпуска книги может пройти немало времени. И тем более, много лет может пройти до признания автора окружением. Ведь, как ни крути, это именно то, чего хочет любой писатель: мы же не для себя стараемся и пачкаем бумагу, проходя путь от макулатуры до (хотя бы) первой ступеньки литературного Олимпа. А эта гора довольно высока в наш век информационной перенасыщенности.

 

Анна: Алексей, вы так смело описывали политическую ситуацию с Украиной в рассказе «До Земли», вас действительно интересуют эти события или просто тема популярная?

Алексей: Действительно, тема настолько популярная, что от её обилия в СМИ порой хочется то смеяться, то плакать (тоже от смеха). Я далёк от политики и совершенно индифферентен в этих вопросах, но… Наболело.
Кстати, я даже не пытался кого-то обидеть или унизить, просто позабавился с героями политического мира в фантастическом ключе. Их узнаваемость не была целью, но издательство «попросило» изменить и без того выдуманные имена на ещё более скрытые, так как я «нарушал Гражданский Кодекс». Возможно так оно и было, но я привык, что цензура есть и будет, как бы не кричали о её отсутствии.
На выходе мы имеем фантастическую повесть, коей она и должна остаться, как мне бы того хотелось. Человек, далёкий от грязи, ничего и не поймёт, прочитав рассказ. А я только и рад буду.

 

Анна: «Сказка-модерн» рассказ из вашего второго сборника. Что вдохновило на такой закрученный сюжет, которому и бывалый писатель позавидует? Концовка меня ну, прям, выбила из колеи!

Алексей: Хороший вопрос, учитывая тот факт, что я не люблю прозу в жанре фэнтези. Вы, как человек, прочитавший этот рассказ, согласитесь со мной, что от сказки в нём только название.
Стоит себе самому сейчас признаться – именно из-за нелюбви к эльфам, ведьмам и магии в книгах, я и решил написать что-то своё. В моём сказочном мире было место шуткам, алкоголику лешему и водяному, технологиям будущего, ну и той концовке, что ставит всё на свои места.

 

Анна: А у вас есть кумиры?

Алексей: Это будет может чуть неожиданно, но мой кумир отнюдь не писатель-фантаст. Хотя есть и любимые в этом жанре.
А смело и гордо своим кумиром я могу назвать только одного автора — Джека Лондона. Его «Мартин Иден» — начало моей любви к творчеству и пример для подражания. Пускай роман закончился печально, но глубина этого произведения, мысли, стремления и успехи героя — для меня символ.
Желаю всем никогда не опускать руки, стремиться к мечте, верить в свои силы и помнить о том, что всё зависит только от нас.

 

Анна: Алексей, а как происходят поиски авторов для ваших сборников и на какой основе вы с ними (авторами) взаимодействуете? Что необходимо сделать для того, чтобы попасть в книгу?

Алексей: Здесь всё просто. Первый раз, когда я только решился заняться выпуском сборников, то разместил объявление о поиске авторов в своей группе. Я и не рассчитывал собрать материал быстро, но собрал за пять дней. Не считаю, что это сыграло роль на качестве содержания: книга получилась довольно хорошая. И, тем не менее, к поиску работ для второго сборника я приступил более основательно, ибо сарафанное радио — отличный помощник в этом: закидали рукописями почтовый ящик мгновенно, и продолжали это делать. Пришлось установить сроки приёма и ограничения по количеству присылаемых работ.
Вот тут уже было из чего выбрать, и я отбирал, делая акцент на качестве, выуживая лучшее из присланного. Откровенно говоря, плохих работ хватало, но я отвечал абсолютно всем, давая как минимум рекомендации по доработке.
По поводу взаимодействия. Litera Nova — некоммерческое издательство, а потому мы не можем предложить гонорар, но и денег с авторов мы не берём. Наши конкурсы бесплатны и заработка от них нет ни для одной из сторон. Мы можем исполнить заветную мечту начинающего писателя – подержать свою книгу в руках, поставить на полку, подарить другу.
Зачем это всё? Затем, что я сам был таким автором. Затем, чтобы люди умели стремиться и добиваться своих целей. Затем, чтобы у хороших текстов была возможность обрести место в книгах, а не пылиться на полках. Помочь сделать маленький шажок перед большим и ответственным шагом. А может и вовсе дать определиться человеку, нужны ли его труды и продолжать ли работу в этой стезе.
Ещё затем, чтобы привлечь читающую и пишущую аудиторию себе в группу. Это не секрет. В голове есть замысли по реализации неких литературных проектов. Но об этом позже и не в интервью. Как бы там ни было, конкурсы от Litera Nova будут проводиться на постоянной основе с периодичностью 3 раза в год.
И последняя часть вопроса, о том, как к нам попасть.
Все правила и условия обозначены в разделе обсуждения на
vk.com/literanova: контакты, сроки, объём и прочая информация. Ну и, конечно, быть влюблённым в своё хобби/дело жизни, писать, писать, писать, верить в себя и свои силы. Затем присылать результаты этого творческого симбиоза головы и сердца нам на почту.

Чак Паланик продал «Бойцовский клуб» благодаря Дэвиду Боуи

Чак Паланик продал «Бойцовский клуб» благодаря Дэвиду Боуи

Настоящая любовь к творчеству рок-идола у Чака возникла летом 86. В те времена он работал журналистом в местной газете и не мог посещать концерты, которые в то лето проходили трижды в Портленде. Сидя дома Паланик услышал как с улицы доносятся обрывки песни Young Americans Дэвида Боуи и вышел во двор. Так же поступили и несколько его друзей. Они взяли по бутылке пива и отправились на звук, а песня все повторялась и повторялась. Оказалось, что рок-музыкант настраивал аппаратуру перед очередным выступлением. Это продолжалось пару часов, и вся компания танцевала и попивала пиво под звуки любимой песни, это было похоже на гипноз. На билет ни у кого тогда денег не было, так что и одной песни им было достаточно.

Спустя 10 лет Чак написал «Бойцовский клуб» и пришел на встречу с редактором вашингтонского издательства – Джерри Говардом, но вокруг него было столько начинающих романистов, что надежды пробиться к его персоне никакой не оставалось. Тогда Паланик попросил бармена разменять ему  10$  на четвертаки и заказал в музыкальном автомате 40 раз песню – Young Americans. Эту песню и сейчас он может слушать бесконечно. Через некоторое время люди стали расходится, злясь на однообразную музыку. Тогда-то Паланику и представилась возможность поговорить с Говардом. В итоге он продал «Бойцовский клуб» и еще 15 книг.
Цитаты из интервью:

«Спасибо, мистер Боуи! Вы были моим образцом для подражания и моим героем и моим спасителем. Мне будет вас очень не хватать».


Через 2 дня после своего дня рождения на 69 году жизни от рака печени скончался рок-музыкант Дэвид Боуи.

Источник: Rolling Stone

Малоизвестные факты о великих писателях

Малоизвестные факты о великих писателях

Марк Твен факты о великих писателяхМарк Твен

Марк Твен – известнейший псевдоним, которым именовался некто Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс. Помимо этого псевдонима у писателя имелось 5 менее известных.
В морской навигации существует понятие «марк твен», которое дословно переводится, как «отмерь 2 морские сажени».
Как это ни странно, но «отец» Тома Сойера ненавидел детей, а вот к кошкам был неравнодушен. Не меньшей страстью в его жизни были сигареты, которых он скуривал за день до 40 штук, причем самых дешевых.
И еще один факт о Марке Твене, он не оканчивал начальной школы.

Эдгар По факты о великих писателях Эдгар Алан По

Мы уже перечисляли в одной из статей факты об этом писателе, но есть еще подробности, которые мы намеренно приберегли.
По обучался в бедной школе, где не было денег даже на учебники. Находчивый учитель Алана водил класс на кладбище,где ученики подсчитывали года жизни усопших. Великий мистик просто не мог не стать самим собой после этого.
Всю жизнь его преследовал страх темноты, пришедшийиз детства.
Часто По приписывают создание «Криптограммы Бейла». Загадка 3-х зашифрованных сообщений о кладе пока так и неразгадана.
Еще одна странность связана с именем Алана По –он был твердо уверен, что каждый писатель способен написать гениальное произведение лишь оттачивая мастерство и настойчивости. Свои методы поиска идеи и музы По описывает в эссе к произведению «Ворон».

Хемингуэй факты о великих писателяхЭрнест Хемингуэй

Да, он был алкоголиком и самоубийцей, а еще его смерть ему предвещали еще в детстве. В возрасте 12 лет Эрнест получил в подарок настоящее ружье. С этим оружием он побежал на окраину Чикаго к друзьям и по пути встретил старую индианку, которая сказала: «Будь осторожнее. Эти мужские игрушки могут направляться куда угодно, даже в своего хозяина». Через 50 лет Хемингуэй застрелился из своего ружья.
За 62 года жизни Хэмполучил множество ранений и ушибов, чуть не сгорел в лесном пожаре, на войне выжил после попадания 273 осколков от мины и ранения о пулеметной очереди.
Более 7 раз становился участником автокатастроф и даже на охоте попадал в неприятности.Хемингуэй, рассказ из 6 слов
Он подозревал, что за ним следит ФБР и это оказалось правдой, хотя близкие и друзья считали это паранойей. Еще писатель страдал фобией публичных выступлений – пейрофобией.    И никогда не верил в свой талант и не мог относиться серьезно к поклонникам его таланта.
Эрнест Хемингуэй стал первым автором самого короткого рассказа. В его честь теперь проводятся конкурсы на самый короткий рассказ по всему миру.

Чарльз Диккенс факты о великих писателяхЧарльз Диккенс

Вот уж кто действительно был странным, так это Диккенс. В его жизни было много увлечений, таких как частое посещение морга и увлечение месмеризмом, попросту гипнозом.
Диккенс писал свои романы в своем кабинете. Если там была расставлена не правильно, то он не мог работать. А как правильно знал только он, и каждый раз преступая к писательству, он делал перестановку.
Герои-сиротки у Диккенса выходили такими натуральным благодаря его опыту работы на фабричном производстве ваксы. Мальчиком он клеил на банки с ваксой этикетки дни напролет.
В возрасте 35 лет Чарльз завел приятное знакомство с Гансом Христианом Андерсеном. Спустя 10 лет датчанин посетил Диккенса, но произвел обратное впечатление. Чарльз Диккенс подшучивал над гостем вместе с домочадцами, благо Андерсену не был известен английский.

Шекспир факты о великих писателяхУильям Шекспир

Буквально каждому известно, что Уильям Шекспир родился и умер в один и тот же день, благо в разные годы с разрывом более чем в 50 лет. Труды этого поэта на втором месте по цитированию в мире после библейских текстов.
Историкам до сих пор неизвестно, что происходило в жизни поэта в период с 1585 до 1592 года. Скорее всего, это время так и останется белым пятном в истории.
Шекспир в течение жизни был сторожем в , актером, продюсером, а позднее ростовщиком, домовладельцем и даже пивоваром.
Предполагается, что под именем Уильяма Шекспира трудился граф Эдуард де Вер Оксфордский. Псевдоним мог прийти на ум графу благодаря фамильному гербу, где рыцари потрясает копьем Shake-speares. Это не доказанный факт,  но Британская энциклопедия в 1975 году освятила события, как наиболее вероятные.
На могиле Шекспира начертана эпитафия, которая сулит проклятье любому, кто тронет его прах. Что косвенно подтверждает предыдущий факт.
P. S.: В 16 веке знатный род не мог позволить себе прославится в драматургии, это  было зазорным.

Интервью с Денисом Шулеповым.

Интервью с Денисом Шулеповым.

Как показывает практика читать нужно не только классику, но и современных авторов. Кому-то кажется, что перевелись литературные таланты на Российских просторах, но они окажутся неправы. Одним из действительно талантливых писателей-современников является житель чувашской республики – Денис Шулепов. Он любезно согласился потратить  свое время на нашу беседу и раскрыл в ней некоторые детали своего творчества и таланта.

– Какая литературная форма вам ближе: рассказ или роман?

– Скорее роман, нежели рассказ. Трудно ограничивать себя «узкими» рамками рассказа. Однако писать рассказы полезно и даже очень. Они заставляют мыслить более лаконично и, если можно так выразиться, завершённо. Я такой лодырь, что мне легче «плескаться» в море романа, чем «переплыть» бурную речушку рассказа)).

– Какой писатель на вас больше всего повлиял? Кто нравится из современных авторов?

– Таких писателей много. В той или иной мере каждый писатель чему-то учит. Иногда даже учит тому, как не надо писать)). Но хочу выделить трёх авторов, повлиявших на моё становление как писателя. Джек Лондон (роман «Мартин Иден») – благодаря ему я понял, что, если поставить перед собой цель, то обязательно её достигнешь. Борис Васильев – замечательный русский писатель-аристократ, благодаря ему я понял, что писать не страшно. Стивен Кинг – писатель, благодаря которому я нашёл свою писательскую «нишу» и выработал свой стиль. Насколько у меня это получилось – решать Читателю)).  Кто нравится из современных писателей. Если не повторяться, то: Тесс Герритсен, Питер Страуб, Грег Айлз, Сергей Тармашев, Александр Бушков.

– Почему выбрали фантастический жанр, а не прозу?

– У меня был опыт написания реалистичной прозы (как пример: роман «Сорока», выложенный для критики на портале «Литсовет»), но я всегда тяготел к чему-то непознанному и необъяснимому, мистическому. Отсюда и выбор.

– Совмещаете ли Вы писательство с другой работой? Или это Ваше основное занятие?

– Совмещаю. Как сказал один из моих любимых писателей Иван Лажечников: «душе приходится творить, отвлекаясь на желудок, требующий куска хлеба». Я ещё не такой известный и многотиражно печатаемый автор, поэтому писательство не является основой статьёй моих доходов. Нужно всегда оставаться оптимистом и продолжать заниматься тем, чем нравиться. Особенно важно, когда то, чем ты занимаешься, нравиться другим людям. Это вдохновляет.

– А у Кинга Вам что больше всего нравится, какие литературные приемы, черты?

– Мне нравится, что он берёт обыкновенных, как мы с вами, людей и сталкивает их с чем-то, что выходит за грань обычного человеческого понимания и/или восприятия. Затрагивает психологические струны героев, что начинаешь ассоциировать их с собой. Для меня Кинг не просто писатель, это явление, многогранное и потрясающее.

– Кстати, а ему Вы не пробовали посылать свои рукописи в переводе? И хотели бы вообще это сделать? Не могу быть уверена в том, что это целесообразно, но всё же.

– Вадим Эрлихман, который встречался с Кингом и после издал биографическую книгу «Стивен Кинг: король тёмной стороны» сказал, что Стивен Кинг недолюбливает русских. Потому как в 90-е годы, когда в новую Россию хлынул поток зарубежной литературы, никто не считался с авторскими правами именитого писателя, никто ни за что ему не платил… Может, сейчас  что-то и изменилось. Я не задумывался об отправке ему рукописи. Теперь задумался)))

– Я у Кинга не всё воспринимаю. «Тёмная башня» совершенно не пошла, а вот «Худеющий» уже лучше. «Под куполом» показалась странной и далекой книгой. А у Вас есть что-то из его творчества, что не нравится или не идёт?

– Не «пошла» мне только одна книга «Пляска смерти» – не художественная книга о жанре ужасов. Даже «Болельщика» дочитал, хотя Стюарт О`Нэн по мне так очень уж был скучен. Всё остальное – на УРА! Ну нравится он мне))

– У Вас много друзей-писателей?

– Нет. Дружу с писательницами Ольгой Грибовой и Ларисой Петровичевой, с поэтессами Кариной Риц и Людмилой Исаевой. Вот, собственно, и всё. Пока.

– Ваш личный рецепт как побороть страх перед первой публикацией своих работ?

– Не было страха. Просто настал момент, когда понял, что мнение (особенно критика) со стороны мне необходима.

– Какова роль писателя в настоящее время: развлекательная или нравственная? И вообще, как Вы считаете, Денис, должен ли писатель учить в своих книгах чему-то?

–  По большому счёту, Анна,  массовая литература сегодня превратилась в жвачку: прочитал (а порой – не дочитал) – и в макулатуру. Поэтому отвечаю на Ваш первый вопрос: роль писателя в настоящее время, к сожалению, развлекательная. Оговорюсь: это моё личное мнение.

А должен ли писатель учить в своих книгах чему-то? С Вашего позволения, отвечу цитатой из моего эссе о творчестве: «Писатель должен через свои произведения донести людям мысль, которую хочет высказать. Пусть завуалировано, пусть через развлекательный текст, но если эта мысль найдёт одного из десятка или сотни – это уже прекрасно, это уже не зря! Мысль – что зерно, попадая в благодатную почву, даёт всходы. И если мысль правильная, добрая, созидательная, то и всходы будут соответствующие.»

– А как к Вам приходит идея для книги? Раз и осенило, видите всю картину до конца или в процессе появляется произведение и концовка для Вас так же неожиданна, как и для читателя?

– Источников идей множество: сны, нечаянно услышанная фраза на улице, эпизод из книги, статья в газете… Нужно только вовремя записать или не забыть проснуться)). Возникает идея, а потом кропотливый процесс изложения. Кончено, у идеи есть структура, выстраивается концепция, но бывает, что герои начинают жить своей жизнью, и заводят повествование в тупик. Так случилось с романом «Цена души», выставленным в «Самиздате». Я решил себя подстегнуть, выкладывая главы по мере написания, в итоге герои свернули меня с проторенной дорожки)).  А переписывать уже прочитанное многими, как минимум, некорректно. Так что пока роман в заморозке.

– Вы пишите героев с себя или ищите типажи вовне?

– Какие-то черты, моменты, опыт, как и душу вкладываю с себя. Как и любой автор. Но в очень малых дозах и пропорциях. У каждого героя, по ходу написания, вырисовываются свой характер, свои повадки. Они совершают поступки, на которые я бы не решился, или за которые браню их на чём свет стоит).) Писать героев с себя неблагодарное дело: себя на всех не хватит) И типажи специально не ищу – само как-то выходит.

– В книге «Кошмарный Принц» читатель узнает о славянских суевериях, которые переплетаются с историей. Вам нравится это историко-славянское направление или «Кошмарный Принц» просто эксперимент?

– Я со школы люблю русскую историю. Особенно интересно понимание логических цепочек, приведших к тем или иным последствиям. И как русскому человеку мне ближе… даже не славянская мифология, а совокупность этнических мифов народов, населяющих нашу необъятную Родину. Поэтому «Кошмарный Принц» не эксперимент, а следствие моих интересов. Хотя я не зацикливаюсь на этом. В «Цене души», например, задействованы персонажи западных мифологий.

– Перед созданием этой книги, что вы читали, где брали фактические данные?

– Идея появилась, когда читал «Историю Лизи» С. Кинга. Главная героиня выкинула стол погибшего писателя. Мне стало жаль стол и я «забрал» его себе, «сделав» его бузиновым)). Так же помогла книга Вадима Бурлака «Москва подземная». «Википедия». Бесценные советы знакомого московского диггера. Ну и неуёмная фантазия))

– Когда планируется выход нового произведения?

– Я не могу писать что-то одно)). Сейчас в работе пять рукописей. Но планирую к весне дописать «Наследника Кошмарного Принца». И тогда уже переговоры об издании.

 

Редакция Book1mark благодарит Дениса Шулепова за откровенное и интересное интервью, и желает автору успехов и вдохновения. Книги Дениса можно купить на сайте ЛитРес.

WordPress: 59.06MB | MySQL:309 | 3,219sec