Отзыв на книгу  «Маленькая Баба-Яга» Отфрид Пройслер

Отзыв на книгу «Маленькая Баба-Яга» Отфрид Пройслер

Книга Отфрида Пройслера «Маленькая Баба-Яга» стала первой, которую моя шестилетняя дочь прочитала самостоятельно. Простой язык и понятный сюжет оценят те дошкольники и младшие школьники, кто только научился читать. Но понравится повесть и малышам помладше, если им прочтут ее их родители. Причем удовольствие получат и взрослые, и дети. А занимательные книги для обучения можно купить тут.

Что сразу привлекает и захватывает внимание с первых страниц «Маленькой Бабы-Яги», так это юмор. От уморительных приключений юной – ей всего-то 127 лет — ведьмочки дочка хохотала в голос.

Как не засмеяться, когда вместо дождя, который по заданию из учебника должна наколдовать юная ученица, у нее выходят то шишки, то лягушки, а то и вовсе белые мыши. Младшие школьники поймут маленькую Бабу-Ягу и посочувствуют: кому как не им знать, как иногда бывает тяжело в учении.

Лучшие сказки для детей

Как любой ребенок, маленькая Баба-Яга мечтает поскорей повзрослеть, тянется ко всему новому и неизведанному и порой страдает от непонимания черствых взрослых.

К счастью, в ее жизни есть настоящий заботливый учитель. Говорящий ворон Абрахас учит жизни в стиле «Вредных советов» Григория Остера. Чтобы проучить злобную тетку он предлагает нашей героине нетривиальное решение – Баба-Яга должна стать доброй ведьмой!

Абрахас – грамотный педагог и его подход приносит свои положительнее плоды.

Ради желанной цели – не только досадить злобной тетке, но и попасть на Вальпургиеву ночь — необходимо потрудиться. И маленькая ведьма принимается за работу – череду самых настоящих добрых дел. Их она вершит в своем суровом ведьминском стиле, и будьте уверены – ни один злодей не избежит наказания. На лесничем, обижающем старушек, она будет кататься по всему лесу, жестокого возчика, издевающегося над лошадьми, излупит его же кнутом. Для злых детей, обижающих малышей и животных, у ведьмы тоже найдутся действенные меры воспитания. Маленькая Баба-Яга творит добро беспощадно.

Многие авторы признаются, что писать для детей сложнее, чем для взрослых. Юным читателям не соврешь ни в едином слове. Язык должен быть легким, а нравственные моменты не выпячиваться назиданием, а тонко вплетаться в канву произведения.

И главное, в любой по-настоящему правильной детской книге добро обязано одержать верх над злом. Положительный герой обязательно останется в выигрыше, сколько бы козней ему ни строили. А вера в свои силы поможет победить даже самых страшных и злых ведьм.

Резюмируя, хочу сказать, что «Маленькая Баба-Яга» Отфрида Пройслера, несмотря на свой легкий слог и юмор, поднимает достаточно серьезные и взрослые темы. Это отличная история для детей о том, как важно иметь внутреннюю силу и смелость отстаивать то, во что веришь, идти к своей цели и не прогибаться под «правильный» взрослый мир. И только отвага и желание созидать изменит мир вокруг к лучшему.

Кстати, у Отфрида Пройслера есть еще два отличных произведения для детей дошкольного и младшего школьного возраста — «Маленькое привидение» и «Маленький водяной». Поклонникам маленькой Бабы-Яги они также придутся по вкусу.

Отзыв прислала Куклева Юлия.

Отзыв «Обитатели холмов» Ричард Адамс

Отзыв «Обитатели холмов» Ричард Адамс

Рецензию на «Обитателей холмов» прислала Alyonka55 — начинающий автор блога на ЖЖ.

Отзыв меня заинтриговал, теперь хочу прочитать эту книгу. Судя по всему «Обитатели холмов»  с намеком на антиутопию.


Вы помните, что читали прошлым летом?

Выбор книги прежде всего зависит от настроения. Сегодня хочется прочитать про любовь, порыдать в подушку и повздыхать на Луну. Завтра наоборот нужен драйв. Энергия хлещет через край и бегалки-стрелялки с непредсказуемыми поворотами сюжета вполне подойдут. Иногда мозг настойчиво требует: «Почитай что-нибудь, умное, интеллектуальное».

В середине прошлого лета не хотелось ничего. Глаза слезились от простуды, голос охрип. Я тихо сидела дома и тихо ненавидела все вокруг, потому что за окном жара, солнце и цветы,  у меня 38. На диване  лежало несколько книг, предназначенных скрасить часы вынужденного бездействия. Я открывала каждую, пыталась читать, но сюжет не захватывал: «Это банально, это я уже где-то читала, это вообще ерунда…» Через полчаса у меня в руках была последняя книга. Скажи мне кто-нибудь некоторое время назад, что я буду читать  «Обитатели холмов» Ричарда Адамса, рассмеялась бы в лицо.

Но видимо наступил тот самый момент. Я с опаской перевернула первую страницу, уже не надеясь на счастливый конец. И неожиданно реальность постепенно начала таять и исчезать.

Страшные сказки на ночь.

У младшего брата было пророческое видение: скоро город, в котором мы живем будет полностью разрушен, стерт с лица Земли  и  все погибнут. Сейчас нужно принять решение, от которого зависит моя жизнь. Я боюсь. Живот дрожит  мелкими спазмами. Голова сдавлена колючей проволокой. В одночасье планы на спокойное и комфортное будущее разрушены. Но похоже у меня нет выбора.

Я верю брату, но не знаю что делать. Мы идем предупредить других об опасности, но над нам смеются, приняв за сумасшедших и выгоняют прочь, пригрозив пощадить за решетку.

С каждым днем брату становиться все хуже. Кошмарное пророчество не отпускает его. Вместе с ним страдаю и я. В своих пророческих видениях он видит, как рушатся стены домов,  горы трупов гниют под проливным дождем, и  вороны расклевывают остатки мертвых тел.

И наконец-то я решаюсь, поскольку не хочу умирать. И пусть неизвестно, что принесет нам завтрашний день, но здесь нам точно не выжить. В компании нескольких близких друзей мы покидаем город.

Спустя некоторое время узнаю, что через неделю после нашего ухода случилось неизбежное. Чужие пришли на рассвете, когда все спали. Разрушили дома, залили руины смертоносным газом. Пытающихся сбежать безжалостно убивали.

Кто я спросите вы? Я кролик. Меня зовут Орех.

Отзыв Обитатели холмов Ричард Адамс

Иллюзия обмана.

Только дети могут с радостью воспринимать истории о том, как волк съел бабушку красной Шапочки, как  Снегурочка растаяла с приходом лета, как братец Иванушка превратился в козленочка. Дети верят, что все это понарошку, просто игра, обман. И завтра все будет хорошо. И вопрос, как сложилась судьба Золушки после замужества их просто не беспокоит? Но ведь эти сказки пишут взрослые для детей. Зачем? Может быть, так готовят к дальнейшей жизни? Потихоньку приручают к ужасу окружающей действительности. Жизнь не блюдце с малиновым вареньем и к этому надо привыкнуть.

Вот и в этой книге, герои  в пылу приключений попадают в настоящий  кроличьей рай, где как из рога изобилия на них сыплются всевозможные  блага — хорошея еда, тёплые дома, безопасность и комфорт. Но все знают, что иногда в этом волшебном месте некоторые кролики бесследно исчезают. Удивительно, но оставшихся это почти не беспокоит. Кто-то из особо умных зайцев подозревает, что ими просто питаются иные сущности («люди»). Но этих антиобщественных пессимистов стараются не слушать. Жизнь прекрасна и нечего брюзжать по пустякам. Для успокоения общества придумывается религия, воспевающая любовь к жертвенности, требующая смирения и обещающая счастье в загробной жизни.

Ох, как не проста оказались эта детская книжка. Я читала историю про зверей, а перед глазами у меня все время были люди, мои друзья, наш мир, наша цивилизация.

Моя подруга устроилась в банк, платят отлично, работы не много. Только с директором нужно быть в очень «дружеских» отношениях. Уверяет меня, что влюблена, но ведь прекрасно знает, что в один прекрасный момент она надоест и уволят. А что делать? «Молится» — сказал ей священник и надеятся на лучшее…

Телевидение, компьютеры, интернет — блага пришедшие в наш мир, как будто по волшебству. Но всегда найдутся брюзги, утверждающие, что это не блага, а зависимость, отнимающая жизнь. А особо вредные  из пессимистов даже заявляют, что энергией, которую мы тратим на все эти загадочные гаджеты, какие-то иные сущности питаются.

Кто-то может быть подумает, о чем это она пишет. Для них расскажу старый анекдот.

Пациент пришел на прием к психиатру. Доктор показывает картинку с нарисованным треугольником и спрашивает:
— Что вы на ней видите?
— Это палатка, в ней люди занимаются любовью.
— А на этой? — и показывает картинку с иллюминатором.
— Это окно каюты, за ним тоже занимаются любовью, — отвечает пациент.

Доктор показывает квадрат.
— Домик и в нем тоже заниматься любовью.
— Ну, вы батенька псих, — ставит диагноз врач.
— Вы сами хороши Доктор, такие картинки в столе держите.

Другие названия книги: «Корабельный холм» , «Великое путешествие кроликов» , «Удивительные приключения кроликов», «На Уотершипском холме».

Отзыв «Гарри Поттер и проклятое дитя» Джоан Роулинг, Джек Торн, Джон Тиффани

Отзыв «Гарри Поттер и проклятое дитя» Джоан Роулинг, Джек Торн, Джон Тиффани

По странному стечению обстоятельств я решила отложить одну книгу Джоан Роулинг и взять эту. Благо пьеса «Гарри Поттер и проклятое дитя»  оказалось короткой и легкой для восприятия.

После 7 томов о приключениях волшебника, трудно придумать что-то выдающееся! Не знаю уж чья вина из трех авторов, но мне кажется, попытка потерпела поражение и даже измененная внешность Гермионы в постановке не смогла произвести фурор.

Читать мне посчастливилось фанатский перевод пьесы от Марисы Блэк. Перевод не дурен, пара ляпов нашлась, но я не буду столь предвзята, я же не фанат саги. По моему сугубо личному мнению, если нельзя прочесть оригинал (незнание языка, отсутствие текста и т.п. отговорки), то и вольные перевод подойдет. Не считаю, что от перевода сильный текст потеряет смысл, а слабый  станет великим произведением.

Сюжет отцов и детей заложен в суть пьесы. Гарри Поттер был несчастным ребенком и уверен, что уж его-то дети не будут нуждаться в любви. В целом это все по сюжету!

Недопонимнания:

  • У Джинни и Гарри трое детей, но почему-то двоих из них нет в тексте, они мелькают на первых страницах, а потом все. Странно и то, что они не появляются, что бы по переживать за своего брата Альбуса.
  • Драко прямо-таки заботливый папаша, как такое могло случится?! Одна из версий реальности ставит Драко на свое место, но почему-то в реальности он мил и добр. Из удачного персонажа ребенка, получился неудачный взрослый.
  • Маховик времени  или Времяворот.

 «Гарри Поттер и проклятое дитя» Джоан РоулингВот что говорит профессор Сол Крокер, посвятивший всю свою карьеру изучению магии времени в Отделе тайн: «Как показывают наши текущие исследования, самый продолжительный период времени, на который можно вернуться в прошлое без нанесения серьёзного вреда путешественнику или самому времени составляет около пяти часов. Мы смогли поместить нестабильные чары перевода времени на час назад (Hour-Reversal Charms) и воспользоваться ими в небольших зачарованных песочных часах. Волшебница или волшебник может носить часы на шее и, повернув их на количество оборотов равное количеству часов вернуться в прошлое. Все попытки путешествий в прошлое на срок, превышающий несколько часов, окончились катастрофическими последствиями для задействованного волшебницы или волшебника. На протяжении многих лет было непонятно, почему путешественники на большие расстояния во времени никогда не переживали таких путешествий. Все подобные эксперименты были прекращены в 1899 году, когда Элоиз Минтамблоказалась в ловушке на пять дней в 1402 году. Теперь мы знаем, что её тело состарилось на пять столетий во время возвращения в настоящее и было непоправимо повреждено, вскоре после того, как нам удалось вернуть её, она умерла в Больнице Св. Мунго магических болезней и недугов. Более того, пять дней проведённые ею в далёком прошлом стали причиной огромных искажений в жизни людей, которых она встретила, изменив ход их жизни настолько, что как минимум двадцать пять их потомков исчезли из настоящего, превратившись в «не рождённых». В довершение всего, в последующие дни после возвращения Мадам Минтамбл появились тревожные сигналы того, что само время было повреждено таким серьезным нарушением его законов. Вторник после её возвращения длился двое с половиной суток, в то время как четверг пролетел за четыре часа. У Министерства магии было множество проблем с тем, чтобы замять это дело и с тех пор к тем, кто изучает путешествия во времени, применяются самые строгие законы и взыскания».

Вот и как после этого можно допустить аж целых 4 путешествия во времени, да еще и все остались живы. Альбус лишь руку повредил, а Скорпиусу (сыну Драко) хоть бы хна. Сюжет построен на абсурде.

Дальше продолжать не очень хочется. С точки зрения читателя, я бы предпочла увидеть текст «Фантастических тварей и мест их обитания», где участвуют уже другие герои и нет возврата к Гарри Поттеру.

«Сказки барда Бидля» Дж. К. Роулинг

«Сказки барда Бидля» Дж. К. Роулинг


Сказка о трех братьях
Фонтан феи Фортуны
Колдун и прыгучий горшок
Зайчиха шутиха и её пень-зубоскал
Волосатое сердце колдуна


    ***

Сказка о трех братьях

Однажды трое братьев путешествовали. В сумерках они дошли до реки, которая была настолько быстра, что её не переплыть, и настолько глубока, что её не перейти вброд. Но братья были волшебниками. Взмахнув волшебными палочками, они провели мост через реку. Дойдя до середины реки, братья увидели Смерть, которая была возмущена тем, что не заполучила новых жертв, но своё возмущение скрыла и восхитилась мастерством братьев и за это предложила им подарки.

Старший брат был воинственым. Он попросил самую могущественную на свете волшебную палочку, такую что её хозяин мог бы победить в поединке любого соперника. Смерть отломила ветку растущей неподалёку бузины, сделала из неё волшебную палочку и дала её старшему брату.

Средний брат был гордым. Чтобы унизить Смерть, он потребовал силу воскрешать мёртвых. Смерть подняла камень, валявшийся на берегу, дала его второму брату и сказала, что он может возврашать мёртвых.

Младший брат был умным и скромным. Он сразу поставил под сомнения добрые намерения Смерти и попросил у неё возможность прятаться от Смерти, где бы она его не искала. Смерти ничего не осталось, как снять с себя мантию-невидимку и отдать её младшему брату.

После этого каждый из братьев пошёл своей дорогой. Старший брат забрёл в одну деревню и победил в поединке волшебника, с которым был в конфликте. Затем он зашёл на постоялый двор и стал хвастаться своей волшебной палочкой. В ту же ночь к нему пробрался вор, перерезал ему горло и украл волшебную палочку. Так Смерть получила первого брата.

Средний брат вернулся домой и воспользовался воскрешающим камнем. Три раза повернул он камень и увидел, что перед ним стоит девушка, на которой он хотел женится. Но она была холодна и печальна. В конце концов брат не смог вынести тоски, сошел с ума и убил себя, чтобы навсегда остаться со своей любимой. Так Смерть получила среднего брата.

Третьего брата Смерть искала очень долго, но он постоянно прятался от неё под мантией-невидимкой. В конце концов он состарился и отдал мантию своему сыну, а сам вышел навстречу Смерти.2. Фонтан феи Фортуны / The Fountain of Fair Fortune

    ***

Фонтан феи Фортуны

Заколдованный, скрытый от чужих глаз сад защищён «сильной магией». Раз в год кто-то «неудачливый» получает возможность найти путь к чудесному Фонтану в этом саду, искупаться там и получить, выиграть абсолютную удачу на всю оставшуюся жизнь.

Зная, что это может быть единственным их шансом полностью поменять жизнь, люди (с магическими силами и без) путешествуют вместе до далёкого королевства, чтобы попробовать попасть в волшебный сад с Фонтаном. Три ведьмы знакомятся между собой и рассказывают друг другу свои истории.

Первая из них Эйша, страдающая «болезнью, которая неподвластна никаким лекарям». Она надеется, что Фонтан вернёт ей здоровье. Вторая – Альтида. Её унизил и обокрал злой маг. Она хочет, чтобы Фонтан помог ей превозмочь беспомощность и бедность. Третью ведьму – Амату – бросил любимый. Она надеется, что Фонтан поможет ей пережить горе. Войти в сад может только один. Но ведьмы решают объединиться. Одна голова хорошо, а три – лучше. В садовой стене вдруг появилась трещина, из которой вылезли ползучие растения и потянули внутрь Эйшу, она схватилась за Альтиду, та – за Амату. И всё бы хорошо, но третья не нарочно зацепилась за какого-то рыцаря. Так, вчетвером, они и попали в волшебный сад. А так как всё-таки бороться за купание в Фонтане сможет только один, первые две ведьмы не обрадовались, что Амата хоть и не специально, но прихватила с собой гостя. У рыцаря нет магических сил, и он, соответствуя своему имени – сэр Неудачливость, решает отказаться от участия. Амата тут же обвинила его в том, что он сдался, и стала уговаривать участвовать. Все вместе они проходят через всяческие испытания. Первое – белый червь, требующий «доказательство боли». Магические приёмы не помогают, и после нескольких бесплотных попыток лишь слёзы отчаяния Эйши заставляют червяка поверить им и пропустить дальше. На следующем этапе они сталкиваются с крутым склоном и в качестве оплаты за проход у них спрашиваются «плоды их труда». Они карабкаются, но безуспешно. И только сила духа Альтиды и её подбадривания помогли друзьям взобраться на вершину. Они прошли и это испытание. Наконец, они достигают ручья. Оплата за проход: «сокровище из прошлого». Ничего не выходит, пока Амата не решается извлечь воспоминания о несчастной любви из головы с помощью палочки и опустить их в ручей (привет Омуту Памяти!). Из воды появляются камни, и путники получают возможность перейти ручей к Фонтану. Осталось только решить, кому купаться.

Эйша так устала, что она падает без сил и не может дальше идти. Она умоляет друзей оставить её и не трогать. Альтида быстренько смешивает мощное исчеляющее зелье. Эйша его выпивает – всё, ей больше не нужен никакой Фонтан. Исцелив Эйшу, Альтида понимает, что она может лечить людей и этим зарабатывать на жизнь. Фонтан больше не нужен и ей. Амата осознаёт, что все воспоминания о былой любви смыты, осталось только верное восприятие бывшего – он был нечестным и жестоким. И ей Фонтан, получается, тоже без надобности. Остаётся только лишь рыцарь. Он конечно рад своему счастью. Купается в Фонтане прямо в своих ржавых доспехах, выскакивает оттуда и делает предложение руки и сердца Амате (буквально умоляет её об этом). Все три ведьмы получили свои «исцеления», а неудачливый рыцарь понял, что он на самом деле очень храбрый. И Амата, вселившая в него эту уверенность, встречает мужчину, который «действительно достоен её». И они все вместе уходят, взявшись за руки.

Ну, а сказка заканчивается фразой похожей на эту: «И жили все счастливо».

    ***

Колдун и прыгучий горшок

Жил на свете добрый волшебник. Он всегда помогал своим соседям, когда они обращались к нему со своими проблемами, варил зелья и противоядия в своём волшебном котле. Но вскоре он умер и оставил всё своему единственному сыну. Вскоре после смерти отца, молодой волшебник находит волшебный котёл, в котором лежит один тапок и записка «Надеюсь, сын мой, что это тебе никогда не понадобится».

Огорчённый, что ему больше ничего не досталось, кроме старого котла, сын отвернулся от всех соседей. Вскоре к сыну волшебника стали приходить со своими проблемами люди. Сначала пришла бабушка, у внучки которой появились бородавки. Но молодой волшебник прогоняет её. Захлопнув дверь, он слышит странный стук на кухне. У котла, завещанного его отцом, неожиданно отросла нога и он весь покрылся бородавками. Котёл начинает преследовать своего хозяина, и никакие заклинания не помогают от него избавиться.

На следующих день к волшебнику приходит мужчина, у котороко пропал осёл. Без осла он не может привозить товары в город и его семья останется голодной. Молодой волшебник прогоняет и его, и тут же появляется прыгающий на одной ноге бородавчатый котёл, который издаёт ослинные звуки и голодные стоны.

Постепенно молодой волшебник прогоняет всё больше и больше людей, пришедших к нему за помощью. Так котёл обзаводится слезами, рвотой, собачьим поскуливанием. В конце-концов, волшебник вынужден подчиниться воле отца. Он начинает помогать людям, а у котла пропадают приобретённые напасти. наконец из котла выпрыгивает тапок. который прекрасно подходит к ноге котла, и он успокаивается.

    ***

Зайчиха шутиха и её пень-зубоскал

Большой пень (с двадцатью годичными кольцами – мы сами считали) располагается в самом верху четвёртой и самой длинной сказки Роулинг. Пять корней в виде щупалец бегут от самых корней, обвитые травой и одуванчиками, и выше них. В центре корня пня – тёмная трещина с двумя белыми кругами, которые выглядят так, словно уставились на читателя. Под всем текстом небольшой отпечаток лапы (с четырьмя пальцами). Не такое устрашающее, как кровавое и опасное сердце последней истории (на этот раз мы видим яркую пыль пикси на заглавной странице), но нам полностью не нравится этот пень.

««Зайчиха-шутиха и её пень-зубоскал» начинается (впрочем, как всякая хорошая сказка) давным-давно и далеко-далеко. Жадный и глупый король решает, что он желает обладать магией только сам. Но есть две проблемы: во-первых, ему надо собрать всех существующих волшебников и волшебниц, а во-вторых, ему надо собственно изучить саму магию. Он руководит Охотниками на ведьм, с яростными чёрными собаками в качестве подмоги, а также он объявляет о своей потребности в Преподавателе по магии. Волшебники и волшебницы, наделённые здравым смыслом, пускаются в бега, а не откликаются на его просьбу, но «хитрый шарлатан» без магических способностей вводит в заблуждение свой путь в роль несколькими простыми уловками.

Однажды главный волшебник и Личный преподаватель Короля, шарлатан требует золото для магических поставок, рубины для того, чтобы творить волшебство, и серебряные чаши для зелий. Шарлатан прячет эти предметы в собственном доме перед возвращением во дворец, но не осознаёт, что старая «прачка» Короля, Баббитти, видит его. Она наблюдает, что он тянет пруты от дерева, из которого он изготавливает палочки для Короля. Будучи хитрым, шарлатан сообщает Королю, что его палочка не будет работать до тех пор, пока «Ваше Величество не будет достойно этого».

Каждый день Король и шарлатан практикуются «волшебству» (Роулинг восходит здесь, рисуя портрет смехотворного Короля, машущего своим прутом и «кричащий чепуху в небо»), но одним утром они слышат смех и видят, что Баббитти наблюдает за ними около своего дома, смеясь так заливисто, что она едва может стоять. Оскорбленный Король разъярен и нетерпим и требует, чтобы они по-настоящему показывали чудеса перед его слугами на следующий день. Отчаявшись, шарлатан говорит, что это невозможно, так как он должен уехать в долгое путешествие, но подозревающий теперь Король угрожает наслать Бригаду на него. Разъярённый, Король также приказывает, что если «кто-нибудь посмеётся надо мной», шарлатан будет казнен. И так, наш глупый, жадный, лишённый волшебства Король показан также гордым и ничтожно опасным — даже в этих коротких, простых сказках Роулинг способна сотворить сложных, интересных персонажей.

Выпуская расстройство и гнев, хитрый шарлатан направляется прямо к дому Баббитти. Подсмотрев в окне, он видит, что «маленькая старая дама» сидит за ее столом и чистит палочку, а простыни » сами стираются » в бадье. Восприняв её как настоящую ведьму и как источник, так и решение его проблем, он требует ее помощи, или он сдаст её Бригаде. Сложно полностью описать этот мощный поворотный момент истории (как и любого из этих рассказов). Вспомните богатство и цвет романов Роулинг и вообразите, как она могла свернуть эти крошечные сказки, полные ярких образов и тонких нюансов характера.

Спокойная к его требованиям (она ведьма, в конце концов), Баббитти улыбается и соглашается сделать «всё, что в её силах», чтобы помочь (есть лазейка, если мы когда-либо слышали). Шарлатан говорит, чтобы она спряталась в кустах и творила чудеса за Короля. Баббитти соглашается, но вслух спрашивает, что случится, если Король попробует выполнить невозможное заклинание. Шарлатан, постоянно убеждаемый в собственном уме и глупости других, смеясь, отмахивается от ее беспокойства, уверяя её, что её волшебство, конечно же, намного более могущественное, чем что–нибудь из того, «что воображение дурака» может придумать.

На следующее утро члены суда собираются, чтобы засвидетельствовать волшебство Короля. Со сцены Король и шарлатан представляют своё первое волшебство – заставлять женскую шляпу исчезнуть. Толпа поражена и удивлена, не догадываясь, что это — Баббитти, спрятанная в кустах, творит чудеса. Для следующего заклинания, Король указывает «прутом» (каждый такой эпизод заставляет нас смеяться) не лошадь, высоко поднимая её в воздух. Король, озираясь по сторонам в поисках ещё более гениальной идеи для третьего заклинания, прерывается Начальником Бригады. Он держит на руках тело одной из своих собак, смертельно отравленной ядовитым грибом. Он просит Короля вернуть собаке жизнь, но когда Король указывает палочкой на собаку, ничего не происходит. Баббитти усмехается в своём тайном укрытии, даже и не пытаясь произнести заклинание, поскольку она знает, что «никакое волшебство не в состоянии воскресить мёртвого» (по крайней мере не в этой истории). Толпа начинает смеяться, подозревая, что и первые два заклинания были всего лишь трюками. Король разъярен. Когда он требует объяснить, почему заклинание не сработало, хитрый и лживый шарлатан указывает на Баббити в кустах с криком, что «злая ведьма» блокирует заклинания. Баббитти бежит от кустарника прочь, и когда Охотники на ведьм натравливают на неё собак, она исчезает, оставляя их лаять у корней старого дерева. Отчаявшийся теперь, шарлатан кричит, что ведьма превратилась в «в дикое яблоко» (который даже в этот напряжённый и драматический момент издаёт хихиканье). В страхе, что Баббитти может превратить себя обратно в человека, шарлатан требует срубить дерево — вот как надо «обращаться со злыми ведьмами». По мере того, как продолжается действие, почерк Роулинг кажется немного менее аккуратным – пробелы между буквами слов расширяются, создавая впечатление, что она придумывает историю на ходу, записывая слова так быстро, как только может.

Дерево срубили, а толпа ликует и возвращается ко дворцу. Изнутри пня слышится «громкая речь». Баббитти, будучи умной ведьмой, кричит, что, что ведьмы и волшебники не могут быть убиты, если их «разрубят пополам», и чтобы доказывать это, она предлагает разрубить учителя Короля надвое. В этот момент шарлатан признаётся и молит о пощаде. Его кидают в тюрьму, но Баббитти ещё не закончила с глупым королём. Её голос, всё еще слышный из пня, сообщает, что его заклинания прокляли королевство, и каждый раз, когда Король навредит ведьме или волшебнику, он будет чувствовать боль, такую свирепую, что, он будет желать «умереть от этого». Отчаявшийся теперь Король падает на колени и обещает защищать всех волшебников и ведьм в королевстве, разрешая им творить волшебство без помех. Обрадованный, но ещё не полностью удовлетворенный, пень кудахчет снова и требует, чтобы воздвигли статую Баббитти в качестве напоминания Королю его «собственной глупости». «Пристыженный Король» обещает сделать так, чтобы скульптор создал золотую статую, и он возвращается во дворец. Наконец, «крепкий старый кролик» с палочкой в зубах выбегает из дупла в пне (ага! Вот чьи это белые глаза!) и покидает королевство. Золотая статуя навсегда осталась на пне, и в королевстве больше никогда не охотились на волшебников и ведьм.

«Баббитти Рэббити и Кудахчущий Пень» проливает свет на изобретательность старой ведьмы — кто должен напомнить поклонникам определенного мудрого и находчивого волшебника — и вы можете представить, как пожилая Баббитти смогла стать народным героем молодых волшебников и ведьм.

Но это больше чем просто история о триумфе умной ведьмы, сказка предупреждает о человеческих слабостях: жадности, высокомерия, эгоизма и двуличности, и показывает, как сбившиеся с пути (но не злые) герои учатся на своих ошибках. То, что рассказ следует сразу после сказки о безумном колдуне, выдвигает на первый план важность, что Роулинг всегда выдвигала на первый план самосознание: Баббитти показывает Королю его высокомерие и жадность, так же, как Прыгающий Горшок выявляет эгоизм волшебника, и Фонтан раскрывает скрытую силу трех ведьм и рыцаря. Из первых четырех сказках только волосатый колдун испытывает действительно ужасную судьбу, так как его непростительное использование Темных Искусств и его нежелание знать, что его истинная сущность освободит его от искупления грехов.

    ***

Волосатое сердце колдуна

В начале мы встречаем красивого, искусного, и богатого молодого колдуна, который прямо таки смущен глупостью его влюбленных друзей. Он настолько непоколебим в своем желании никогда не показать такую «слабость», что использует «Темные Искусства», чтобы сберечь себя от влюбленности.

Не ведая, насколько далеко пошел волшебник, чтобы защитить себя, его семья со смехом отмахивается от его попыток избежать любви, думая, что подходящая девушка заставит его передумать. Но колдун становится гордым, убежденным в своей правоте и впечатленный своей способностью достигать полного безразличия. Даже спустя некоторое время, глядя, как его ровесники женятся и заводят собственные семьи, колдун остаётся вполне довольным собой и своим решением, считая себя счастливчиком, потому что он свободен от эмоциональных потрясений, которые, по его мнению, иссушают и разрывают сердца других. Когда старые родители мага умирают, он не носит траур, а вместо этого чувствует себя «благословенным». Здесь почерк Роулинга немного изменяется, и чернила на странице кажутся немного более темными. Возможно, она нажимает сильнее – она столь же напугана и расстроена своим молодым волшебником, как и мы? Почти все предложения на левой странице практически сталкиваются со сгибом книги, поскольку мы читаем о том, как колдуну комфортно в доме его мертвых родителей. На той странице, когда мы узнаем, что колдун полагает, что его «роскошному» и прекрасному одиночеству можно позавидовать, мы видим первую запинку в письме Роулинга. Как будто она не может перенести написание слова «роскошный», так как ясно, что это не правильно.

Колдуна ввели в заблуждения лишь тогда, когда он услышал разговор двух сплетничающих людей, один из которых жалел его, а другой высмеивал, что у него нет жены. И молодой маг сразу решает взять жену — самую красивую, богатую и талантливую на зависть всем.

Поскольку ему сопутствовала удача, на следующий день волшебник встречает красивую, искусную и богатую ведьму. Смотря на нее как на «подарок», он преследует ее, убеждая тех, кто знает его, что он меняется. Но молодая ведьма — очарованная им — все еще ощущает его отдаленность, и всё-таки соглашается посетить его замок на ужин. На вечере, среди богатого стола и игры менестрелей, колдун ухаживал за ведьмой. Наконец, она говорит, что поверила бы его прекрасным словам, если бы только знала, что он «имеет сердце.» Улыбающийся (и все еще гордый), волшебник ведет молодую девицу в темницу, где показывает волшебную «кристаллическую шкатулку», в который лежит его собственное «бьющееся сердце.»

Ведьма испугана при виде сердца, и просит колдуна вернуть его туда, где оно должно быть (на своё так сказать законное место). Так как колдун понимает, что такой поступок вызвал бы чувство любви к нему, то при помощи палочки возвращает себе сердце. Казалось бы, всё должно быть хорошо, но нет. Сердце, которое так долго было отделено от своего тела, приняло очень дикие и извращённые действия. Здесь как бы можно закончить, оставив всех с вопросом, что же случилось с колдуном и молодой ведьмой. Но Роулинг пишет следующее. Некоторое время спустя (несколько часов), гости которые были на вечере, ищут хозяина замка — нашего колдуна и находят его в темнице. На полу лежит мёртвая девушка со вскрытой грудью, рядом сидит безумный колдун, и ласкает «светлое алое сердце» девушки, желая вставить его себе в грудь вместо своего. Но его сердце сильно и отказывается покидать тело.

Колдун, поклявшийся никогда больше не идти на поводу у своего сердца, вырезает кинжалом его из груди. Чувствую я себя победителем, он падает перед девушкой и умирает.

 

Отзыв «Сказки для самых храбрых» отрывок

Отзыв «Сказки для самых храбрых» отрывок

12 января 2016 года исполняется 388 лет со дня рождения Шарля Перро  и мы решили отметить это событие публикацией двух сказок писателя в изначальном виде. Это те самые страшные сказки, которые нельзя читать детям на ночь.

Отрывок и иллюстрации взяты из книги «Сказки для самых храбрых», приятного вам вечернего чтения!


 

Шарль Пер­ро

Маль­чик-с-Паль­чик

Жи­ли-бы­ли дро­восек с дро­восе­чихой, и бы­ло у них се­меро де­тей, все се­меро сы­новья. Са­мому стар­ше­му бы­ло де­сять лет, са­мому млад­ше­му — семь. Они бы­ли очень бед­ны, и се­меро де­тей бы­ли им в тя­гость, по­тому что ни один из ре­бяти­шек не мог еще хо­дить на за­работ­ки. Еще огор­ча­ло их то, что са­мый млад­ший был очень де­ликат­но­го сло­жения и все мол­чал. Они счи­тали его ду­рач­ком, ибо при­нима­ли за глу­пость то, что, нап­ро­тив, до­казы­вало ум. Этот млад­ший был очень ма­лень­ко­го рос­та. Ког­да он ро­дил­ся на свет, весь-то он был не боль­ше паль­ца. От­то­го и проз­ва­ли его Маль­чик-с-Паль­чик. Бед­няжка был в не­милос­ти у все­го до­ма и всег­да во всем без ви­ны ви­новат. Но при этом он был са­мый рас­су­дитель­ный, са­мый смыш­ле­ный изо всех брать­ев: го­ворил ма­ло, за­то мно­го слу­шал.

И вот как-то слу­чил­ся не­уро­жай­ный год и нас­тал та­кой го­лод, что эти бед­ня­ки ре­шились бро­сить сво­их де­тей.

Раз ве­чером, уло­жив их спать, гре­ет­ся дро­восек с же­ной у ог­ня и го­ворит ей, а у са­мого сер­дце так и но­ет:

— Же­на, мы боль­ше не в сос­то­янии про­кор­мить ре­бяти­шек. Я не вы­несу, ес­ли они на на­ших гла­зах ум­рут с го­лоду. Возь­мем их зав­тра, по­ведем в лес и там бро­сим: по­ка они бу­дут иг­рать, со­бирая хво­рост, мы по­тихонь­ку уй­дем.

— Ах, — вскри­чала дро­восе­чиха, — не стыд­но ли те­бе за­мыш­лять по­гибель сво­их род­ных де­тей?!

Муж при­нял­ся уго­вари­вать же­ну, пред­став­ляя, в ка­кой они на­ходят­ся ни­щете, но та не сог­ла­шалась, ибо хо­тя на­ходи­лась она и в бед­ности, но бы­ла ма­терью сво­им де­тям. Од­на­ко со­об­ра­зив, как ей бу­дет го­рес­тно, ес­ли они все ум­рут с го­лоду пе­ред ее гла­зами, на­конец сог­ла­силась и вся зап­ла­кан­ная лег­ла спать.

Меж­ду тем Маль­чик-с-Паль­чик, зас­лы­шав со сво­ей кро­ват­ки, что отец с ма­терью тол­ку­ют о чем-то важ­ном, по­тихонь­ку встал и спря­тал­ся под ска­мей­ку, от­ку­да все и слы­шал.

Улег­шись опять в пос­тель, он всю ночь не смы­кал глаз, все раз­ду­мывал, что те­перь сле­ду­ет де­лать. Ут­ром он встал ра­нехонь­ко, по­шел к ре­ке, на­бил кар­ма­ны ма­лень­ки­ми бе­лыми ка­меш­ка­ми и по­том воз­вра­тил­ся до­мой.

Вско­ре от­пра­вились в лес. Маль­чик-с-Паль­чик ни­чего не рас­ска­зал брать­ям из то­го, что знал.

Заш­ли они в лес дре­мучий, где за де­сять ша­гов не ви­дать друг дру­га. Дро­восек на­чал ру­бить де­ревья, де­ти — со­бирать хво­рост. Ког­да они уг­лу­бились в свою ра­боту, отец с ма­терью по­нем­ножку отош­ли от них и по­том вдруг убе­жали по до­рож­ке, ко­торую толь­ко они и зна­ли. Ос­тавшись од­ни, де­ти рас­кри­чались и рас­пла­кались. Маль­чик-с-Паль­чик не ме­шал им: он знал, как воз­вра­тить­ся до­мой, ибо, иду­чи в лес, всю до­рогу бро­сал из кар­ма­нов ма­лень­кие бе­лые ка­меш­ки. По­тому он и ска­зал им:

— Не бой­тесь, брат­цы! Отец с ма­терью нас бро­сили, а я вас до­мой при­веду; толь­ко иди­те за мной.

Все пош­ли за ним, и Маль­чик-с-Паль­чик при­вел их до­мой той са­мой до­рогой, по ко­торой они от­пра­вились в лес. Сра­зу вой­ти в из­бу де­ти по­бо­ялись, по­это­му прис­ло­нились все к две­ри и ста­ли слу­шать, о чем го­ворят отец с ма­терью.

А на­доб­но знать, что как раз в то вре­мя, ког­да дро­восек с дро­восе­чихой воз­вра­тились из ле­са до­мой, по­мещик то­го се­ла прис­лал им де­сять руб­лей, ко­торые с дав­них пор был им дол­жен и на ко­торые они уже мах­ну­ли ру­кой. Это их и спас­ло, ибо бед­ня­ки уже сов­сем уми­рали с го­лоду.

Дро­восек тот­час пос­лал же­ну в мяс­ную лав­ку. Пос­коль­ку они дав­но уже ни­чего не ели, же­на ку­пила втрое боль­ше мя­са, чем нуж­но для двух че­ловек.

По­кушав вво­лю, дро­восе­чиха и го­ворит:

— Ах, где-то те­перь на­ши бед­ные дет­ки? Как бы они слав­но по­ели ос­татков! А все мы, Иван, мы все­му при­чина! Ведь го­вори­ла я те­бе, что бу­дем пос­ле пла­кать! Ну, что они те­перь де­ла­ют в этом дре­мучем ле­су? Ах, Бо­же мой, мо­жет быть, их уже съ­ели вол­ки! И как у те­бя ду­ху хва­тило за­губить сво­их род­ных де­тей?

Дро­восек в кон­це кон­цов рас­сердил­ся, ибо же­на раз двад­цать пов­то­рила, что он бу­дет рас­ка­ивать­ся и что она его пре­дуп­режда­ла. Дро­восек приг­ро­зил, что по­коло­тит ее, ес­ли она не пе­рес­та­нет.

Он и сам до­садо­вал, быть мо­жет, еще силь­нее же­ны, но она ему на­до­ела сво­ими поп­ре­ками. Дро­восек, по­доб­но мно­гим дру­гим лю­дям, лю­бил спра­шивать со­вета, но тер­петь не мог, чтоб ему ко­лоли гла­за те­ми со­вета­ми, ко­торых он не пос­лу­шал.

Дро­восе­чиха так и раз­ли­валась сле­зами.

— Гос­по­ди, — пла­кала она, — где те­перь мои дет­ки, где мои бед­ные дет­ки?

И на­конец про­гово­рила эти сло­ва так гром­ко, что де­ти, сто­яв­шие у две­рей, ус­лы­шали ее и ра­зом зак­ри­чали:

— Мы здесь! Мы здесь!

Дро­восе­чиха бро­силась от­во­рять им две­ри и вос­клик­ну­ла:

— Как я ра­да вас ви­деть, мои ми­лые дет­ки! Вы, дол­жно быть, очень ус­та­ли и креп­ко про­голо­дались. А ты, Пет­ру­ша, как ты пе­репач­кался! Дай, я те­бя умою.

Пет­ру­ша был стар­шим сы­ном, ко­торо­го она лю­била боль­ше всех, по­тому что он был ры­жеват, и она са­ма бы­ла нем­ножко ры­жа. Де­ти се­ли за стол и по­ужи­нали с ап­пе­титом, что дос­та­вило от­цу с ма­терью боль­шое удо­воль­ствие. По­том они опи­сали, как им бы­ло страш­но в ле­су, рас­ска­зывая об этом поч­ти все ра­зом.

Доб­рые лю­ди не мог­ли на­радо­вать­ся воз­вра­щению сво­их де­тей, и ра­дость их про­дол­жа­лась до тех пор, по­ка не ис­тра­тились день­ги. Но ког­да де­сять руб­лей уш­ли на из­дер­жки, дро­восе­ком с дро­восе­чихой ов­ла­дело преж­нее го­ре, и они ре­шили опять бро­сить де­тей, а что­бы в этот раз не про­мах­нуть­ся — за­вес­ти их по­даль­ше преж­не­го.

Как они сек­ретно об этом ни пе­рего­вари­вались, од­на­ко Маль­чик-с-Паль­чик их под­слу­шал. Он на­де­ял­ся пос­ту­пить так же, как в пер­вый раз, но хоть и встал ра­но-ра­нешень­ко, бе­лых ка­меш­ков не смог наб­рать, ибо две­ри в из­бе ока­зались за­пер­ты на ключ.

Маль­чик-с-Паль­чик все еще раз­ду­мывал, что де­лать, ког­да мать раз­да­ла де­тям по кус­ку хле­ба на зав­трак. Тут ему приш­ло в го­лову, что мож­но упот­ре­бить хлеб вмес­то ка­меш­ков и раз­бро­сать его до­рогой по крош­кам. С та­кой мыслью он спря­тал хлеб в кар­ман.

Отец с ма­терью за­вели де­тей в са­мую гус­тую, са­мую неп­ро­ходи­мую ча­щу дре­муче­го ле­са и, как толь­ко там очу­тились, бро­сили их, а са­ми уш­ли неп­ри­мет­ной до­рож­кой.

Маль­чик-с-Паль­чик не слиш­ком-то опе­чалил­ся, ибо на­де­ял­ся лег­ко най­ти до­рогу по крош­кам хле­ба, ко­торые он вез­де рас­сы­пал. Но как же он уди­вил­ся, ког­да, на­чав ис­кать, не на­шел ниг­де ни од­ной крош­ки! Пти­цы ми­мо ле­тели, да все и съ­ели.

По­пали де­ти в бе­ду.

Чем боль­ше они про­дира­лись сквозь лес, тем боль­ше плу­тали, тем боль­ше ухо­дили в ча­щу. Нас­та­ла ночь, под­нялся силь­ный ве­тер и на­вел на них страш­ный ужас. Чу­дилось им, что со всех сто­рон во­ют и бро­са­ют­ся на них вол­ки. Они не сме­ли ни сло­ва про­из­нести, ни по­вер­нуть го­лову.

По­том хлы­нул силь­ней­ший про­лив­ной дождь и про­мочил их до кос­тей. На каж­дом ша­гу они спо­тыка­лись, па­дали в грязь, а под­нявшись, не зна­ли, ку­да деть­ся со сво­ими пе­репач­канны­ми ру­ками.

Маль­чик-с-Паль­чик влез на де­рево пос­мотреть, нет ли вбли­зи жилья че­лове­чес­ко­го. Смот­рит он во все сто­роны и ви­дит — как буд­то све­ча све­тит­ся, но да­леко-да­леко за ле­сом. Пош­ли де­ти в ту сто­рону, от­ку­да вид­нелся свет. На­конец они дош­ли до до­мика, где свет го­рел, — дош­ли не без тру­да, ибо свет ис­че­зал из ви­ду вся­кий раз, как они по­пада­ли в ка­кую-ни­будь тру­щобу.

Пос­ту­чались де­ти в две­ри. Выш­ла жен­щи­на, спро­сила, что им нуж­но. Маль­чик-с-Паль­чик от­ве­тил, что так и так, они — бед­ные де­ти, заб­лу­дились в ле­су, про­сят при­ютить их Хрис­та ра­ди.

Уви­дав, ка­кие они все ма­лень­кие, жен­щи­на зап­ла­кала и го­ворит им:

— Ах, дет­ки мои бед­ные, ку­да это вас за­нес­ло! Да зна­ете ли вы, что здесь жи­вет Лю­до­ед? Он вас съ­ест!

— Ах, су­дары­ня, — от­ве­тил Маль­чик-с-Паль­чик, дро­жа всем те­лом, и братья его то­же дро­жали, — как же нам быть? Ведь ес­ли вы нас про­гони­те, нас все рав­но за­едят в ле­су вол­ки! Так пусть уж ску­ша­ет нас ваш суп­руг. Да он, быть мо­жет, и сми­лу­ет­ся над на­ми, ес­ли вы его хо­рошень­ко поп­ро­сите.

Жен­щи­на, по­наде­яв­шись, что ей удас­тся спря­тать де­тей от му­жа, впус­ти­ла их и по­сади­ла греть­ся к ог­ню, где це­лый ба­ран жа­рил­ся на вер­те­ле на ужин Лю­до­еду.

Ед­ва де­ти на­чали сог­ре­вать­ся, как пос­лы­шал­ся гром­кий стук в две­ри: Лю­до­ед воз­вра­щал­ся до­мой. Же­на тот­час же спря­тала всех под кро­вать и пош­ла от­во­рять две­ри.

Лю­до­ед спро­сил же­ну, го­тов ли ужин и на­цеже­но ли ви­но, по­том сел за стол. Ба­ран еще не до­жарил­ся, был весь в кро­ви, но от это­го по­казал­ся ему еще вкус­нее.

Вдруг Лю­до­ед на­чал ню­хать нап­ра­во и на­лево, по­чу­яв за­пах че­ловечь­его мя­са…

— Это, дол­жно быть, пах­нет вот тот те­ленок, — от­ве­тила же­на, — я сей­час толь­ко сня­ла с не­го шку­ру.

— Го­ворят те­бе, слы­шу за­пах че­ловечь­его мя­са, — про­дол­жал сто­ять на сво­ем Лю­до­ед, ис­ко­са пог­ля­дывая на же­ну. — Здесь кто-то есть.

С эти­ми сло­вами он встал и пря­мо по­дошел к кро­вати.

— А! — за­вопил он. — Так вот как ты ме­ня об­ма­ныва­ешь, прок­ля­тая ба­ба! Вот я возь­му да те­бя са­му съ­ем! Счастье твое, что ты уже ста­рая! Э-ге-ге, кста­ти по­дош­ла эта ди­чин­ка: бу­дет чем угос­тить при­яте­лей, ко­торых я заз­вал к се­бе на днях ото­бедать.

И, од­но­го за дру­гим, он вы­тащил де­тей из-под кро­вати.

Де­ти бро­сились на ко­лени, ста­ли про­сить по­щады, но они по­пали в ру­ки са­мому зло­му изо всех Лю­до­едов, ко­торый не имел жа­лос­ти и уже по­жирал их гла­зами, при­гова­ривая, что под хо­рошим со­усом это бу­дут ла­комые ку­соч­ки…

Он уже взял бы­ло боль­шой нож и, по­дой­дя к де­тям, стал то­чить его на длин­ном то­чиль­ном кам­не…

Он уже схва­тил бы­ло од­но­го, как тут вме­шалась его же­на.

— Че­го ты то­ропишь­ся? — за­гово­рила она. — Ведь уже поз­дно. Раз­ве не бу­дет вре­мени зав­тра?

— Мол­чи! — крик­нул Лю­до­ед. — Я хо­чу се­год­ня, чтоб им бы­ло до­сад­ней.

— Да ведь мя­са у нас есть еще це­лый во­рох, — про­дол­жа­ла же­на, — смот­ри: вот те­ленок, два ба­рана, пол­свиньи…

— Прав­да твоя, — от­ве­тил Лю­до­ед. — Ну, так на­кор­ми их вплот­ную, что­бы не ис­ху­дали, и уло­жи спать.

Доб­рая жен­щи­на, вне се­бя от ра­дос­ти, по­дала де­тям от­личный ужин, но же­лудок у них не при­нимал пи­щи, до то­го они пе­репу­гались.

А сам Лю­до­ед при­нял­ся тя­нуть ви­но, в вос­торге, что угос­тит при­яте­лей на сла­ву. И хва­тил он ста­канов на две­над­цать боль­ше обык­но­вен­но­го, так что го­лова у не­го нес­коль­ко зак­ру­жилась, и он от­пра­вил­ся спать.

У Лю­до­еда бы­ло семь до­черей, еще в ре­бячес­ком воз­расте.

Эти ма­лень­кие лю­до­ед­ки име­ли прек­расный цвет ли­ца, по­тому что пи­тались че­ловечь­им мя­сом в под­ра­жание па­паше. Гла­за у них бы­ли чуть за­мет­ные, се­рые, круг­лые; нос крюч­ком, рот — не­помер­ной ве­личи­ны с длин­ны­ми, ос­тры­ми, ред­ки­ми зу­бами. Они бы­ли еще не очень злы­ми, но уже по­казы­вали сви­репый ха­рак­тер, ибо ку­сали ма­лень­ких де­тей и пи­ли их кровь.

Их уло­жили спать спо­заран­ку. Все се­меро ле­жали на боль­шой кро­вати, и у каж­дой был на го­лове зо­лотой ве­нок.

В той же са­мой ком­на­те сто­яла дру­гая кро­вать, та­ких же раз­ме­ров. На эту-то кро­вать же­на Лю­до­еда и по­ложи­ла се­мерых маль­чи­ков, пос­ле че­го са­ма от­пра­вилась спать к сво­ему му­жу.

Маль­чик-с-Паль­чик опа­сал­ся, что Лю­до­ед их за­режет. По­это­му он взял да и под­нялся пос­ре­ди но­чи, снял с брать­ев и со сво­ей го­ловы ноч­ные ша­поч­ки, снял так­же по­тихонь­ку зо­лотые вен­ки с до­черей Лю­до­еда и на­дел им на го­ловы ша­поч­ки, а се­бе и брать­ям — вен­ки для то­го, что­бы Лю­до­ед при­нял маль­чи­ков за сво­их до­черей, а до­черей сво­их — за маль­чи­ков, ко­торых он хо­тел съ­есть.

Все слу­чилось так, как он рас­счи­тывал.

Лю­до­ед прос­нулся и стал жа­леть о том, что от­ло­жил на зав­тра то, что мог сде­лать се­год­ня.

Он сос­ко­чил с кро­вати и, схва­тив боль­шой нож, ска­зал:

— А пос­мотрим-ка, что по­делы­ва­ют на­ши маль­чу­ганы. Не­чего тут це­ремо­нить­ся: на­до пе­рере­зать их сей­час же.

Проб­рался он ощупью в ком­на­ту сво­их до­черей и по­дошел к кро­вати, где бы­ли маль­чи­ки.

На­щупав на их го­ловах зо­лотые вен­ки, Лю­до­ед ска­зал:

— Ну вот! Чуть бы­ло не на­делал глу­пос­тей! Дол­жно быть, я ве­чером лиш­нее вы­пил.

И он от­пра­вил­ся к кро­вати сво­их до­черей. На­щупав ша­поч­ки де­тей дро­восе­ка, он ска­зал:

— А, вот где мои мо­лод­цы.

И с эти­ми сло­вами он, не за­думы­ва­ясь, пе­рере­зал гор­ло сво­им се­мерым до­черям…

По­том, до­воль­ный сво­им под­ви­гом, Лю­до­ед по­шел спать.

Как толь­ко Маль­чик-с-Паль­чик ус­лы­шал, что Лю­до­ед зах­ра­пел, он тот­час же раз­бу­дил брать­ев и при­казал ско­рей оде­вать­ся и ид­ти за ним. Они выш­ли по­тихонь­ку в сад, пе­рес­ко­чили че­рез сте­ну и це­лую ночь бе­жали ку­да гла­за гля­дят, дро­жа всем те­лом.

Прос­нувшись, Лю­до­ед го­ворит же­не:

— Сту­пай на­верх, убе­ри вче­раш­них маль­чу­ганов.

Лю­до­ед­ку уди­вила та­кая за­бот­ли­вость, ибо, не по­няв, в ка­ком имен­но смыс­ле муж при­казы­ва­ет ей уб­рать де­тей, она по­дума­ла, что это зна­чит при­одеть их. Под­ня­лась она на­верх и с изум­ле­ни­ем ви­дит, что все се­меро до­черей за­реза­ны. Она упа­ла в об­мо­рок.

Лю­до­ед, уди­вив­шись, что же­на во­зит­ся слиш­ком дол­го, то­же по­шел на­верх по­мочь ей. И он изу­мил­ся не мень­ше же­ны при ви­де страш­но­го зре­лища.

— Ах, что я на­делал! — вскри­чал он. — До­берусь же я до этих мер­завцев, да сию же ми­нуту! Да­вай мне, же­на, ско­рее се­мимиль­ные са­поги, пой­ду до­гонять маль­чи­шек.

По­бежал он. По­рыс­кал то там, то сям и, на­конец, по­пал на до­рогу, по ко­торой шли бед­ные де­ти. А им ос­та­валось все­го ша­гов сто до от­цов­ско­го до­ма!

Ви­дят они — ле­тит Лю­до­ед с гор­ки на гор­ку, пе­реп­ры­гивая че­рез боль­шие ре­ки, точ­но че­рез ма­лень­кие ка­нав­ки…

Маль­чик-с-Паль­чик за­метил не­пода­леку пе­щеру, спря­тал в нее брать­ев и сам ту­да за­бил­ся; си­дит и смот­рит, что ста­нет де­лать Лю­до­ед. А Лю­до­ед ус­тал от нап­расной бе­гот­ни (ибо се­мимиль­ные са­поги очень утом­ля­ют че­лове­ка), за­хотел от­дохнуть и при­сел как раз на ту са­мую ска­лу, под ко­торой спря­тались маль­чи­ки. Он сов­сем вы­бил­ся из сил, а по­тому че­рез нес­коль­ко ми­нут зас­нул и при­нял­ся так ужас­но хра­петь, что бед­ным де­тям ста­ло еще страш­нее, чем тог­да, ког­да он гро­зил им сво­им боль­шим но­жом.

Од­на­ко Маль­чик-с-Паль­чик не по­терял го­ловы. Он ска­зал брать­ям, что­бы, по­ка Лю­до­ед спит, они бе­жали ско­рее до­мой, а о нем не бес­по­ко­ились. Братья пос­лу­шались со­вета и жи­во по­бежа­ли от страш­но­го мес­та.

А Маль­чик-с-Паль­чик под­крал­ся к Лю­до­еду, по­тихонь­ку ста­щил с не­го са­поги и на­дел их на се­бя.

Эти са­поги бы­ли очень боль­шие и очень ши­рокие, но они бы­ли вол­шебны­ми, по­это­му уве­личи­вались или умень­ша­лись, смот­ря по то­му, на ка­кую но­гу их на­дева­ли, так что Маль­чи­ку-с-Паль­чи­ку они приш­лись как раз впо­ру, точ­но их за­казы­вали по его мер­кам.

Маль­чик-с-Паль­чик по­шел пря­мо к до­му Лю­до­еда, где же­на его все пла­кала над сво­ими за­резан­ны­ми до­черь­ми.

— Ваш суп­руг, — ска­зал ей Маль­чик-с-Паль­чик, — на­ходит­ся в боль­шой опас­ности. На не­го на­пали раз­бой­ни­ки и гро­зят убить его, ес­ли он не от­даст им все свое зо­лото и все свое се­реб­ро. Они уже на­чали бы­ло его ре­зать, но он уви­дел ме­ня и поп­ро­сил из­вестить вас о его нес­частье да ска­зать, что­бы вы да­ли мне все, что есть цен­но­го в до­ме, не жа­лея ни­чего, ибо в про­тив­ном слу­чае раз­бой­ни­ки убь­ют его без ми­лосер­дия. Так как вре­мя не тер­пит, он на­дел на ме­ня вот эти свои се­мимиль­ные са­поги, что­бы де­ло сде­лалось ско­рее, а так­же что­бы вы не соч­ли ме­ня за об­манщи­ка.

Бед­ная жен­щи­на пе­репу­галась и от­да­ла все, что име­ла.

Заб­рав все сок­ро­вища Лю­до­еда, Маль­чик-с-Паль­чик воз­вра­тил­ся до­мой, где его встре­тили с боль­шой ра­достью.

Ис­то­рики не сог­ласны меж­ду со­бой от­но­ситель­но это­го пос­ледне­го об­сто­ятель­ства. Не­кото­рые из них ут­вер­жда­ют, что Маль­чик-с-Паль­чик ни­ког­да не об­кра­дывал Лю­до­еда, а взял у не­го лишь се­мимиль­ные са­поги, да и то толь­ко по­тому, что са­поги слу­жили Лю­до­еду для по­гони за ма­лень­ки­ми деть­ми…

Эти ис­то­рики уве­ря­ют, что хо­рошо зна­ют обо всем, ибо им слу­чалось и есть, и пить у дро­восе­ка. Они уве­ря­ют так­же, что, на­дев лю­до­ед­ские са­поги, Маль­чик-с-Паль­чик от­пра­вил­ся к ко­ролев­ско­му дво­ру, где тог­да очень бес­по­ко­ились об учас­ти ар­мии, на­ходив­шей­ся за ты­сячу верст от сто­лицы, и об ис­хо­де сра­жения, ко­торое дол­жно бы­ло про­изой­ти. Маль­чик-с-Паль­чик, го­ворят эти ис­то­рики, явил­ся к ко­ролю и объ­явил, что, ес­ли угод­но, он к ве­черу при­несет из­вестия из ар­мии. Ко­роль по­обе­щал ему мно­го де­нег, ес­ли он ис­полнит по­руче­ние к сро­ку.

К ве­черу Маль­чик-с-Паль­чик при­нес дол­гождан­ные из­вестия. С этой по­ры он стал хо­рошо за­раба­тывать, ибо ко­роль щед­ро пла­тил ему за вы­пол­ненные по­руче­ния, да кро­ме то­го он по­лучал день­ги от дам за из­вестия от их же­нихов. Это в осо­бен­ности дос­тавля­ло ему боль­шие ба­рыши. Прав­да, иног­да и же­ны по­сыла­ли его с пись­ма­ми к сво­им мужь­ям, но они пла­тили так де­шево, что Маль­чик-с-Паль­чик не хо­тел и счи­тать эти сум­мы.

Про­быв не­кото­рое вре­мя гон­цом и на­жив боль­шое сос­то­яние, он воз­вра­тил­ся до­мой, где его встре­тили с та­кой ра­достью, что и во­об­ра­зить нель­зя.

Маль­чик-с-Паль­чик обес­пе­чил всю семью. Он по­забо­тил­ся о том, что­бы от­цу да­ли хо­рошее мес­то, брать­ям то­же, и та­ким об­ра­зом всех их прис­тро­ил. Да и сам по­лучил прид­ворную дол­жность.

Си­няя Бо­рода

Жил-был од­нажды че­ловек, у ко­торо го во­дилось мно­жес­тво вся­кого доб­ра: бы­ли у не­го прек­расные до­ма в го­роде и за го­родом, зо­лотая и се­реб­ря­ная по­суда, ши­тые крес­ла и по­золо­чен­ные ка­реты, но, к нес­частью, бо­рода у это­го че­лове­ка бы­ла си­няя, и эта бо­рода при­дава­ла ему та­кой бе­зоб­разный и гроз­ный вид, что все де­вуш­ки и жен­щи­ны при ви­де его ста­рались пос­ко­рее унес­ти свои но­ги.

У од­ной из его со­седок, да­мы про­ис­хожде­ния бла­город­но­го, бы­ли две до­чери, кра­сави­цы со­вер­шенные. Он пос­ва­тал­ся за од­ну из них, не оп­ре­делив, за ка­кую имен­но, а пре­дос­та­вив са­мой ма­тери выб­рать ему не­вес­ту. Но ни та, ни дру­гая дочь не сог­ла­шалась быть его же­ной: они не мог­ли ре­шить­ся вый­ти за че­лове­ка, у ко­торо­го бо­рода бы­ла си­няя, и толь­ко пе­реко­рялись меж­ду со­бой, от­сы­лая его друг друж­ке. Их сму­щало еще то об­сто­ятель­ство, что он имел уже нес­коль­ко жен и ник­то на све­те не знал, что с ни­ми ста­лось.

Си­няя Бо­рода, же­лая дать сес­трам воз­можность уз­нать его по­луч­ше, по­вез их вмес­те с ма­терью, тре­мя — че­тырь­мя са­мыми близ­ки­ми их при­ятель­ни­цами и нес­коль­ки­ми мо­лоды­ми людь­ми в один из сво­их за­город­ных до­мов, где и про­вел с ни­ми це­лую не­делю.

Гос­ти гу­ляли, ез­ди­ли на охо­ту, на рыб­ную лов­лю; пляс­ки и пи­ры не прек­ра­щались; сна по но­чам и в по­мине не бы­ло; вся­кий по­тешал­ся, при­думы­вал за­бав­ные ша­лос­ти и шут­ки. Сло­вом, всем бы­ло так хо­рошо и ве­село, что млад­шая из до­черей вско­ре приш­ла к то­му убеж­де­нию, что у хо­зя­ина бо­рода вов­се не та­кая уж си­няя и что он очень лю­без­ный и при­ят­ный ка­валер. Как толь­ко все вер­ну­лись об­ратно в го­род, тот­час же свадь­бу и сыг­ра­ли.

По про­шес­твии ме­сяца Си­няя Бо­рода ска­зал сво­ей же­не, что он при­нуж­ден от­лу­чить­ся, по мень­шей ме­ре на шесть не­дель, для очень важ­но­го де­ла. Он поп­ро­сил ее не ску­чать в его от­сутс­твие, а нап­ро­тив, вся­чес­ки ста­рать­ся рас­се­ять­ся, приг­ла­сить сво­их при­ятель­ниц, по­вез­ти их за го­род, ес­ли взду­ма­ет­ся, сло­вом, жить в свое удо­воль­ствие.

— Вот, — при­бавил он, — клю­чи от двух глав­ных кла­довых; вот клю­чи от зо­лотой и се­реб­ря­ной по­суды, ко­торая не каж­дый день на стол ста­вит­ся; вот от сун­ду­ков с день­га­ми; вот от ящи­ков с дра­гоцен­ны­ми кам­ня­ми; вот, на­конец, ключ, ко­торым все ком­на­ты от­пе­реть мож­но. А вот этот ма­лень­кий клю­чик от­пи­ра­ет ка­мор­ку, ко­торая на­ходит­ся вни­зу, на са­мом кон­це глав­ной га­лереи. Мо­жешь все от­пи­рать, всю­ду вхо­дить, но зап­ре­щаю те­бе вхо­дить в эту ка­мор­ку. Зап­ре­щение мое та­кое стро­гое и гроз­ное, что ес­ли те­бе слу­чит­ся — Бо­же сох­ра­ни — ее от­пе­реть, то нет та­кой бе­ды, ко­торой ты бы не дол­жна бы­ла ожи­дать от мо­его гне­ва.

Суп­ру­га Си­ней Бо­роды обе­щала в точ­ности ис­полнить его при­каза­ния и нас­тавле­ния, а он, по­цело­вав ее, сел в ка­рету и пус­тился в путь.

Со­сед­ки и при­ятель­ни­цы мо­лодой не ста­ли до­жидать­ся приг­ла­шения, а приш­ли все са­ми, до то­го ве­лико бы­ло их не­тер­пе­ние уви­дать собс­твен­ны­ми гла­зами те нес­метные бо­гатс­тва, ка­кие, по слу­хам, на­ходи­лись в ее до­ме. Они бо­ялись прий­ти, по­ка муж не у­ехал: его си­няя бо­рода их очень пу­гала. Пос­ле его отъ­ез­да они тот­час от­пра­вились ос­матри­вать все по­кои, и удив­ле­нию их кон­ца не бы­ло: так им все по­каза­лось ве­лико­леп­ным и кра­сивым!

Доб­ра­лись они и до кла­довых, в ко­торых че­го толь­ко ни уви­дали! Пыш­ные кро­вати, ди­ваны, за­наве­сы бо­гатей­шие, сто­лы, сто­лики, зер­ка­ла — та­кие ог­ромные, что с го­ловы до ног мож­но бы­ло в них се­бя ви­деть, и с та­кими чу­дес­ны­ми, не­обык­но­вен­ны­ми ра­мами! Од­ни ра­мы бы­ли то­же зер­каль­ные, дру­гие из по­золо­чен­но­го рез­но­го се­реб­ра. Со­сед­ки и при­ятель­ни­цы без умол­ку вос­хва­ляли и пре­воз­но­сили счастье хо­зяй­ки до­ма, а она нис­коль­ко не за­бав­ля­лась зре­лищем всех этих бо­гатств: ее му­чило же­лание от­пе­реть ка­мор­ку вни­зу, в кон­це га­лереи.

Так силь­но бы­ло ее лю­бопытс­тво, что, ос­та­вив гос­тей, она вдруг бро­силась вниз по по­тай­ной лес­тни­це — чуть шею се­бе не сло­мала. При­бежав к две­рям ка­мор­ки, она, од­на­ко, ос­та­нови­лась на ми­нут­ку. Зап­ре­щение му­жа приш­ло ей в го­лову. «Ну, — по­дума­ла она, — бу­дет мне бе­да за мое не­пос­лу­шание!» Но соб­лазн был слиш­ком си­лен — ни­как не по­луча­лось с ним сла­дить. Взя­ла она ключ и, вся дро­жа как лист, от­перла ка­мор­ку.

Спер­ва она ни­чего не ра­зоб­ра­ла: в ка­мор­ке бы­ло тем­но, ок­на бы­ли зак­ры­ты. Но, по­годя нем­но­го, она уви­дела, что весь пол за­лит за­пек­шей­ся кровью, и в этой кро­ви от­ра­жались те­ла нес­коль­ких мер­твых жен­щин, при­вязан­ных вдоль стен — то бы­ли преж­ние же­ны Си­ней Бо­роды, ко­торых он за­резал од­ну за дру­гой. Нес­час­тная чуть не умер­ла на мес­те от стра­ха и вы­рони­ла из ру­ки ключ.

На­конец она опом­ни­лась, под­ня­ла ключ, за­пер­ла дверь и пош­ла в свою ком­на­ту от­дохнуть и оп­ра­вить­ся. Но она до то­го пе­репу­галась, что ни­каким об­ра­зом не мог­ла со­вер­шенно прий­ти в се­бя.

Она за­мети­ла, что ключ от ка­мор­ки ис­пачкал­ся в кро­ви, и ста­ла вы­тирать его: раз, дру­гой, тре­тий, но кровь не схо­дила. Как она его ни мы­ла, как ни тер­ла, да­же пес­ком и тол­че­ным кир­пи­чом, — пят­но кро­ви все ос­та­валось! Ключ этот был вол­шебный, и не бы­ло воз­можнос­ти его вы­чис­тить: кровь с од­ной сто­роны схо­дила, а выс­ту­пала с дру­гой.

В тот же ве­чер вер­нулся Си­няя Бо­рода из сво­его пу­тешес­твия. Он ска­зал же­не, что в до­роге по­лучил пись­ма, из ко­торых уз­нал, что де­ло, по ко­торо­му он дол­жен был у­ехать, ре­шилось в его поль­зу. Же­на его, как во­дит­ся, вся­чес­ки ста­ралась по­казать ему, что она очень об­ра­дова­лась его ско­рому воз­вра­щению. На дру­гое ут­ро он спро­сил у нее клю­чи. Она по­дала их ему, но ру­ка ее так дро­жала, что он без тру­да до­гадал­ся обо всем, что про­изош­ло в его от­сутс­твие.

— От­че­го, — спро­сил он, — ключ от ка­мор­ки не на­ходит­ся вмес­те с дру­гими?

— Я его, дол­жно быть, за­была у се­бя на­вер­ху, на сто­ле, — от­ве­тила она.

— Про­шу при­нес­ти его, слы­шишь! — ска­зал Си­няя Бо­рода.

Пос­ле нес­коль­ких от­го­ворок и от­сро­чек она дол­жна бы­ла на­конец при­нес­ти ро­ковой ключ.

— Это от­че­го кровь? — спро­сил он.

— Не знаю от­че­го, — от­ве­тила бед­ная жен­щи­на, а са­ма поб­ледне­ла как по­лот­но.

— Ты не зна­ешь! — под­хва­тил Си­няя Бо­рода. — Ну, так я знаю! Ты все-та­ки хо­дила в ка­мор­ку. Хо­рошо же, ты вой­дешь ту­да еще раз и зай­мешь свое мес­то воз­ле тех жен­щин, ко­торых ты там ви­дела.

Она бро­силась к но­гам сво­его му­жа, горь­ко зап­ла­кала и на­чала про­сить у не­го про­щения за свое не­пос­лу­шание, изъ­яв­ляя при­том са­мое ис­крен­нее рас­ка­яние и огор­че­ние. Ка­жет­ся, ка­мень про­ник­ся бы моль­ба­ми та­кой кра­сави­цы, но у Си­ней Бо­роды сер­дце бы­ло твер­же вся­кого кам­ня.

— Ты дол­жна уме­реть, — ска­зал он, — и сей­час.

— Ко­ли уж я дол­жна уме­реть, — про­мол­ви­ла она сквозь сле­зы, — так дай мне ми­нуточ­ку вре­мени Бо­гу по­молить­ся.

— Даю те­бе ров­но пять ми­нут, — от­ве­тил Си­няя Бо­рода, — и ни се­кун­ды боль­ше!

Он со­шел вниз, а она поз­ва­ла свою сес­тру и ска­зала ей:

— Сес­тра моя Ан­на, взой­ди, по­жалуй­ста, на са­мый верх баш­ни, пос­мотри, не едут ли мои братья? Они обе­щали на­вес­тить ме­ня се­год­ня. Ес­ли их уви­дишь, по­дай им знак, чтоб по­торо­пились!

Сес­тра Ан­на взош­ла на верх баш­ни, а бед­няжка го­ремыч­ная вре­мя от вре­мени кри­чала ей:

— Сес­тра Ан­на, ты ни­чего не ви­дишь?

А сес­тра Ан­на ей от­ве­чала:

— Я ви­жу, сол­нышко яс­не­ет и тра­вуш­ка зе­лене­ет.

Меж­ду тем Си­няя Бо­рода, ух­ва­тив ог­ромный но­жище, орал изо всей си­лы:

— Иди сю­да, иди, или я к те­бе пой­ду!

— Сию ми­нуточ­ку, — от­ве­чала его же­на и при­бав­ля­ла ше­потом: — Ан­на, сес­тра Ан­на, ты ни­чего не ви­дишь?

А сес­тра Ан­на от­ве­чала:

— Я ви­жу, сол­нышко яс­не­ет и тра­вуш­ка зе­лене­ет.

— Иди же, иди ско­рее, — орал Си­няя Бо­рода, — а не то як те­бе пой­ду!

— Иду, иду! — от­ве­чала же­на и опять спра­шива­ла сес­тру: — Ан­на, сес­тра Ан­на, ты ни­чего не ви­дишь?

— Я ви­жу, — от­ве­чала Ан­на, — боль­шое об­ла­ко пы­ли к нам приб­ли­жа­ет­ся.

— Это братья мои?

— Ах, нет, сес­тра, это ста­до ба­ранов.

— При­дешь ли ты на­конец? — за­вопил Си­няя Бо­рода.

— Еще ма­лень­кую се­кун­дочку, — от­ве­тила его же­на и опять спро­сила: — Ан­на, сес­тра Ан­на, ты ни­чего не ви­дишь?

— Я ви­жу двух вер­хо­вых, но они еще очень да­леко. Сла­ва Бо­гу, — при­бави­ла она, по­годя нем­но­го, — это на­ши братья. Я им по­даю знак, чтоб они спе­шили как толь­ко воз­можно.

Но тут Си­няя Бо­рода под­нял та­кой гам, что сте­ны до­ма зад­ро­жали. Бед­ная же­на его сош­ла вниз и бро­силась к его но­гам вся в сле­зах.

— Это ни­как те­бе не пос­лу­жит, — ска­зал Си­няя Бо­рода, — при­шел твой смер­тный час.

Од­ной ру­кой он схва­тил же­ну за во­лосы, дру­гой под­нял свой страш­ный нож, за­мах­нулся, чтоб от­ру­бить ее го­лову… Бед­няжка об­ра­тила на не­го свои по­гас­шие гла­за:

— Дай мне еще миг, толь­ко один миг, с ду­хом соб­рать­ся…

— Нет, нет! — от­ве­тил он. — По­ручи ду­шу свою Бо­гу!

И под­нял уже ру­ку… Но вдруг в это мгно­вение та­кой ужас­ный стук под­нялся у две­ри, что Си­няя Бо­рода ос­та­новил­ся, ог­ля­нул­ся… Дверь ра­зом от­во­рилась — и в ком­на­ту вор­ва­лись два мо­лодых че­лове­ка. Вых­ва­тив свои шпа­ги, они бро­сились пря­мо на Си­нюю Бо­роду.

Он уз­нал брать­ев сво­ей же­ны — один слу­жил в дра­гунах, дру­гой в кон­ных еге­рях — и тот­час по­пытал­ся улиз­нуть, но братья наг­на­ли его, преж­де чем он ус­пел за­бежать за крыль­цо. Они про­коло­ли его нас­квозь сво­ими шпа­гами и ос­та­вили его на по­лу мер­твым. Бед­ная же­на Си­ней Бо­роды бы­ла са­ма чуть жи­ва: она да­же не име­ла до­воль­но сил, что­бы под­нять­ся и об­нять сво­их из­ба­вите­лей.

Ока­залось, что у Си­ней Бо­роды не бы­ло нас­ледни­ков, — и все его сос­то­яние пос­ту­пило его вдо­ве. Од­ну часть этих бо­гатств она упот­ре­била на то, что­бы вы­дать свою сес­тру Ан­ну за мо­лодо­го дво­ряни­на, ко­торый уже дав­но был в нее влюб­лен; на дру­гую часть она ку­пила брать­ям ка­питан­ские чи­ны, а с ос­таль­ной она са­ма выш­ла за­муж за весь­ма чес­тно­го и хо­роше­го че­лове­ка. С ним она за­была го­ре, ко­торое пре­тер­пе­ла, бу­дучи же­ной Си­ней Бо­роды.

Отзыв «Письма Рождественского Деда»  Дж. Р. Р. Толкин

Отзыв «Письма Рождественского Деда»  Дж. Р. Р. Толкин

Маленький кусочек Рождества от Толкина для меня оказался настоящим подарком. Крошечная книжечка из нескольких писем о Рождественском Деде напомнила мне о том, как здорово верить в Рождество.

Дж. Р. Р. Толкин когда-то писал своим детям накануне Рождества письма. Он, конечно, представлялся в них не самим собой, а Рождественским Дедом. Дети получали в течении 30 лет послания и писали на Северный Полюс сами.

Такую традицию может завести любой родитель. И в каждом письме рассказать своему малышу что-то незабываемое Новогоднее, когда чудеса наполняют сердца детей и наши начинают таять.

Счастливого всем Нового Года и Рождества!

Отзыв «Манюня» Наринэ Абгарян

Отзыв «Манюня» Наринэ Абгарян

Мы любим читать разную литературу в зависимости от нашего настроения и жизненной ситуации. Рецензии на книги — хороший способ заглянуть в мир литературных героев.

Роман «Манюня» Наринэ Абгарян написала на случай, если читателю захочется ощутить озорную лёгкость, сбросить с себя груз проблем (хотя бы на время) и с головой окунуться в замечательный мир детства. Захотелось? Тогда у вас впереди увлекательное знакомство с восьмилетней девочкой Манюней и её закадычными боевыми подругами, грозной Ба, своенравным Васидисом и другими не менее харАктерными персонажами.

Действие книги происходит в 80-е годы XX века. Жизнь двух семей, Абгарян и Шац, из армянского городка Берд нельзя назвать спокойной. Всё благодаря их подрастающим детям. Непоседливые, жаждущие интересных событий девчонки ежедневно, нет, ежеминутно, находят приключения на все части своего тела. Предчувствуют неминуемое наказание от родителей, хитростью пытаются его избежать и оказываются в водовороте очередных передряг.

манюня

Слог автора лёгок и невесом. Это щедрая порция юмора, сдобренная неповторимым армянским колоритом. Наринэ Абгарян с удивительной точностью и достоверностью удаётся передать эмоции детства, всю радость юных побед и горечь разочарований.

«Манюня» – это другой мир. Мир бескорыстной дружбы и взаимопонимания. Мир, в котором сам просыпаешься в 6 утра и вертишься в кровати в предвкушении встречи с друзьями. Потому что за ночь, пока вы не виделись, ооой, столько всего случилось…

Но это ещё не всё! В рецензиях на книги нельзя всё рассказать. Продлить удовольствие можно ещё целых два раза, потому что «Манюня» — это трилогия. Новые открытия отчаянных девчонок ждут вас во 2 части под названием «Манюня пишет фантастичЫскЫй роман» и в 3 части «Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения».

Отзыв «Приключения Алисы в стране чудес. Алиса в зазеркалье» Льюис Кэрролл

Отзыв «Приключения Алисы в стране чудес. Алиса в зазеркалье» Льюис Кэрролл

Можно ли «Приключения Алисы…» назвать сказкой в полной мере? Думаю, нет! детской же сказкой ее вообще назвать нельзя. Слишком много аллегорий, формул, не понятных даже взрослому, английского фольклора и еще множества деталей, которые в детском возрасте трудно воспринять.

Лично я к этой книге шла очень долго. На книжной полке она стала маячить еще лет 10 назад, но тогда я вспоминала мультипликацию Уолта Дисней и желание читать пропадало. Лет через пять я пообещала себе, что обязательно прочту «Приключения Алисы в стране чудес», но неизбежно это откладывала и вот спустя такой долгий срок я отыскала старый томик и принялась за чтение. В сравнении с привычной мне литературой, эта книга разительно отличается, в ней совершенно нет переживаний, лирических отступлений и чувств как таковых. Все очень скупо: разговоры и передвижения. Кстати, поняла я это не сразу благодаря такому необычному, неординарному сюжету.

Именно эту книгу Льюиса Кэрролла я для себя могу сравнить с жанром контркультуры. Есть в них что-то общее!

В моем стареньком издании 1979 года помимо двух сказок имеется пояснительная глава от переводчицы Н. Демуровой. Это просто клад. В ней кратко рассказано об истории создания сказок, о том какие приемы и каламбуры применял Кэрролл. А еще о судьбе той настоящей Алисы.

Факты о «Приключениях Алисы…»:

  • Сказка о стране чудес и сказка о зазеркалье навеяны автору двумя разными девочками с одним именем Алиса.
  • И по сей день ходят разногласия о происхождении чеширского кота. Есть свидетельства о том, что кота с широчайшей улыбкой рисовали на вывесках таверн в графстве Чешир, хотя это должен был быть леопард. А так же в этом графстве производили сыр в виде улыбающегося кота. Одно из этих обстоятельств послужило появлением английской пословице «Улыбается, словно чеширский кот».
  • Лев и Единорог украшают герб Великобритании, до объединения Лев был на гербе Англии, а Единорог — Шотландии.
  • Птица Додо в сказке и есть сам Кэрролл. Его настоящее имя Чарлз Лютвидж Доджсон. Когда писатель волновался, он представлялся как До-до-доджсон.

Отдельно оговорюсь о мультипликациях и экранизациях. На мой взгляд, для одной коротенькой книжечки их уж очень много и, к сожалению, ни одна из них не оказалась для меня похожей на книгу, лишь в отдельных  деталях.

Самое лучшее в этой книге то, что к ней уже хочется вернуться. Такого громадного количества головоломок нет ни в одном произведении.

Отзыв «Повелитель мух» Уильям Голдинг

Отзыв «Повелитель мух» Уильям Голдинг

Дети, кому 15, а кому-то всего 6 лет непонятным образом очутились на острове. В их планы входит несколько задач:

  • выжить;
  • поиграть;
  • поесть;
  • охотиться;
  • стать лидером.

Причем для каждого из них очередность этих задач совершенно разная. Все они добропорядочные английские мальчики, которым претит дикарское поведение, но так ли это однозначно.

bumag26 - копия (7)Название книги сообщает читателю, что будет что-то про мух. Но, поспешу вас расстроить, их там очень не много. Такое странное название автор выбрал не случайно. В переводе на иврит повелителя мух будут звать Вельзевул, а это один из первых подручных дьявола, злой дух летающих вещей.

Среди этих мальчишек есть и охотники, и умники, и психи, и плаксы. Каждый вносит свою посильную лепту в создание общества, но не все хотят двигаться в общем направлении. Голдинг освещает в книге «Повелитель мух» человеческие пороки, чувство стадности, беспомощность и тонко намекает на опасность жизни вне общества. Эта книга должна быть прочитана в юношеские годы, хотя это будет затруднительно из-за мудреных описательных фраз.

Так же можно смело заявить, что Голдин блестяще провел свой эксперимент, который из года в год повторяют многие писатели, но уже с другими героями.

На заметку:

  • «Повелитель мух» одна из самых любимых книг Стивена Кинга;
  • эту книгу отвергли в 21 издательстве;
  • первоначально роман начинался с описания ядерной войны и ее последствий.
Отзыв «Приключения Тома Сойера» Марк Твен

Отзыв «Приключения Тома Сойера» Марк Твен

Скачать

Это произведение выдержало уже 98 изданий на русском языке, не считая сборники. «Приключения Тома Сойера» рекомендуется прочитать и детям, и взрослым. Хотя, близок и понятен главный герой будет в большей степени тем, кто переживал похожие приключения с играми в Робин Гуда и строительством плота.

Твен акцентирует внимание на том, что же поистине тревожит мальчишек и чего они желают достичь своими проказами. Указывает на природную смекалку, свойственную юным. Спустя 139 лет классик пытается привить современным детям интересные и захватывающие игры, веру и преданность идеалам.

Если учесть количество прошедших лет, то можно  посоветовать перечитать эту книгу самим родителям. Это пример классического произведения, к которому не так-то просто подступиться в детстве. А взрослым будет польза от понимания механизмов мышления ребенка.

Исходя из текста книги, можно судить о взгляде автора на главные детские вопросы. Для  этих мальчишек, он считает, все проблемы выглядят решаемо, а недавно яркие впечатления меркнут перед новыми событиями. Ни один из мальчишек не ставит перед собой сложного логического выбора, как это делают уже взрослые люди. Дети выбирают сердцем и действуют импульсивно, а это очень важно понимать.

WordPress: 57.54MB | MySQL:337 | 2,401sec