Детские рассказы - Евгений Пермяк

Детские рассказы — Евгений Пермяк

Как Маша стала большой

Маленькая Маша очень хотела вырасти. Очень. А как это сделать, она не знала. Всё перепробовала. И в маминых туфлях ходила. И в бабушкином капоте сидела. И причёску, как у тети Кати, делала. И бусы примеряла. И часы на руку надевала.

Ничего не получалось. Только смеялись над ней да подшучивали.

Один раз как-то Маша вздумала пол подметать. И подмела. Да так хорошо подмела, что даже мама удивилась:

— Машенька! Да неужели ты у нас большая становишься?

А когда Маша чисто-начисто вымыла посуду да сухо-насухо вытерла её, тогда не только мама, но и отец удивился. Удивился и при всех за столом сказал:

— Мы и не заметили, как у нас Мария выросла. Не только пол метёт, но и посуду моет.

Теперь все маленькую Машу называют большой. И она себя взрослой чувствует, хотя и ходит в своих крошечных туфельках и в коротеньком платьице. Без причёски. Без бус. Без часов.

Не они, видно, маленьких большими делают.

Торопливый ножик

Строгал Митя палочку, строгал да бросил. Косая палочка получилась. Неровная. Некрасивая.

—  Как же это так? —  спрашивает Митю отец.

—  Ножик плохой, —  отвечает Митя,-косо строгает.

—  Да нет,- говорит отец,- ножик хороший. Он только торопливый. Его нужно терпению выучить.

—  А как? —  спрашивает Митя.

—  А вот так, —  сказал отец.

Взял палочку да принялся её строгать потихонечку, полегонечку, осторожно.

Понял Митя, как нужно ножик терпению учить, и тоже стал строгать потихонечку, полегонечку, осторожно.

Долго торопливый ножик не хотел слушаться. Торопился: то вкривь, то вкось норовил вильнуть, да не вышло. Заставил его Митя терпеливым быть.

Хорошо стал строгать ножик. Ровно. Красиво. Послушно.

Первая рыбка

Юра жил в большой и дружной семье. Все в этой семье работали. Только один Юра не работал. Ему всего пять лет было.

 

Один раз поехала Юрина семья рыбу ловить и уху варить. Много рыбы поймали и всю бабушке отдали. Юра тоже одну рыбку поймал. Ерша. И тоже бабушке отдал. Для ухи.

Сварила бабушка уху. Вся семья на берегу вокруг котелка уселась и давай уху нахваливать:

— От того наша уха вкусна, что Юра большущего ерша поймал. Потому наша уха жирна да навариста, что ершище жирнее сома.

А Юра хоть и маленький был, а понимал, что взрослые шутят. Велик ли навар от крохотного ершишки? Но он всё равно радовался. Радовался потому, что в большой семейной ухе была и его маленькая рыбка.

Пичугин мост

По пути в школу ребята любили разговаривать о подвигах.

— Хорошо бы, — говорит один, — на пожаре ребёнка спасти!

— Даже самую большую щуку поймать — и то хорошо, — мечтает второй. — Сразу про тебя узнают.

— Лучше всего первым на Луну полететь, — говорит третий. — Тогда уж во всех странах будут знать.

А Сёма Пичугин ни о чём таком не думал. Он рос мальчиком тихим и молчаливым.

Как и все ребята, Сёма любил ходить в школу короткой дорогой через речку Быстрянку. Эта маленькая речка текла в крутых бережках, и перескакивать через неё было очень трудно.

В прошлом году один школьник не доскочил до того берега и сорвался. В больнице даже лежал. А этой зимой две девочки переходили речку по первому льду и оступились. Повымокли. И тоже крику всякого было много.

Ребятам запретили ходить короткой дорогой. А как длинной пойдёшь, когда короткая есть!

Вот и задумал Сёма Пичугин старую ветлу с этого берега на тот уронить. Топор у него был хороший. Дедушкой точеный. И стал он рубить им ветлу.

Нелёгким оказалось это дело. Уж очень была толста ветла. Вдвоём не обхватишь. Только на второй день рухнуло дерево. Рухнуло и легло через речку.

Теперь нужно было обрубить у ветлы ветви. Они путались под ногами и мешали ходить. Но когда обрубил их Сёма, ходить стало ещё труднее. Держаться не за что. Того гляди, упадёшь. Особенно если снег.

Решил Сёма приладить перильца из жердей.

Дед помог.

Хороший мостишко получился. Теперь не только ребята, но и все другие жители стали ходить из села в село короткой дорогой. Чуть кто в обход пойдёт, ему обязательно скажут:

— Да куда ты идёшь за семь вёрст киселя хлебать! Иди прямиком через Пичугин мост.

Так и стали его называть Сёминой фамилией — Пичугин мост. Когда же ветла прогнила и ходить по ней стало опасно, колхоз настоящий мосток перекинул. Из хороших брёвен. А название мосту осталось прежнее — Пичугин.

Вскоре и этот мост заменили. Стали спрямлять шоссейную дорогу. Прошла дорога через речку Быстрянку по той самой короткой тропинке, по которой ребята бегали в школу.

Большой мост возвели. С чугунными перилами. Такому можно было дать громкое название. Бетонный, скажем… Или какое-нибудь ещё. А его все по-старому называют — Пичугин мост. И никому даже в голову не приходит, что этот мост можно назвать как-то по-другому.

Вот оно как в жизни случается.

Как Миша хотел маму перехитрить

Пришла Мишина мама после работы домой и руками всплеснула:

— Как же это ты, Мишенька, сумел у велосипеда колесо отломать?

— Оно, мама, само отломалось.

— А почему у тебя, Мишенька, рубашка разорвана?

— Она, мамочка, сама разорвалась.

— А куда твой второй башмак делся? Где ты его потерял?

— Он, мама, сам куда-то потерялся.

Тогда Мишина мама сказала:

— Какие они все нехорошие! Их, негодников, нужно проучить!

— А как? — спросил Миша.

— Очень просто, — ответила мама. — Если они научились сами ломаться, сами разрываться и сами теряться, пусть научатся сами чиниться, сами зашиваться, сами находиться. А мы с тобой, Миша, дома посидим и подождем, когда они это все сделают.

Сел Миша у сломанного велосипеда, в разорванной рубашке, без башмака, и крепко задумался. Видимо, было над чем задуматься этому мальчику.

Кто?

Заспорили как-то три девочки, кто из них лучшей первоклассницей будет.

— Я буду лучшей первоклассницей, — говорит Люся, — потому что мне мама уже школьную сумку купила.

— Нет, я буду лучшей первоклассницей, — сказала Катя. — Мне мама форменное платье с белым фартучком сшила.

— Нет, я… Нет, я, — спорит с подругами Леночка. — У меня не только школьная сумка и пенал, не только форменное платье с белым фартуком есть, мне еще две белые ленточки в косички подарили.

Спорили так девочки, спорили — охрипли. К подружке побежали. К Маше. Пусть она скажет, кто из них самой лучшей первоклассницей будет.

Пришли к Маше, а Маша за букварем сидит.

— Не знаю я, девочки, кто самой лучшей первоклассницей будет, — ответила Маша. — Некогда мне. Я сегодня должна еще три буквы выучить.

— А зачем? — спрашивают девочки.

— А затем, чтобы самой плохой, самой последней первоклассницей не оказаться, — сказала Маша и принялась снова читать букварь.

Притихли Люся, Катя и Леночка. Не стали больше спорить, кто лучшей первоклассницей будет. И так ясно.

Ах!

Ничего Надя делать не умела. Бабушка Надю одевала, обувала, умывала, причесывала.

Мама Надю из чашечки поила, с ложечки кормила, спать укладывала, убаюкивала.

Прослышала Надя про детский сад. Весело там подружки играют. Танцуют. Поют. Сказки слушают. Хорошо детям в детском саду. И Наденьке было бы там хорошо, да только не взяли ее туда. Не приняли!

Ах!

Заплакала Надя. Заплакала мама. Заплакала бабушка.

— Почему вы Наденьку в детский сад не приняли?

А в детском саду говорят:

— Да как мы ее примем, когда она ничего не умеет делать.

Ах!

Спохватилась бабушка, спохватилась мама. И Надя спохватилась. Стала Надя сама одеваться, сама обуваться, умываться, есть, пить, причесываться, спать укладываться.

Как узнали об этом в детском саду — сами за Надей пришли. Пришли и увели ее в детский сад, одетую, обутую, умытую, причесанную.

Ах!

Джон Р. Р. Толкин «Рождество»

Джон Р. Р. Толкин «Рождество»

Джон Р. Р. Толкин «Рождество»

Вчера был мрачен ночью мир:
Ни звезд и ни Луны;
Ни звука, в доме тьма царит,
Давно погас камин.
Деревья ветер раскачал,
И у верхушек гор
Со свистом леденящим мчал,
Будто взмывал мечом.
Вступил в права Владыка зим;
Он мантией укрыл
Белым долины и холмы,
Что ветер расстелил.
Склонились ветви, мир ослеп,
Дороги не сыскать;
Завесы туч растаял след —
И родилось Дитя.
И вот далекий свет пронзил
Свод вековых небес;
Ярким сиянием звезды
Ночь озарилась здесь.
В долине темной сей же час
Вдруг голосок запел;
Звонили все колокола
На небе и земле.
Мария пела песню там,
Что воспарила вверх,
Минуя горы и туман,
До самых райских стен.
Во все забив колокола,
Звенели небеса,
Когда донесся девы глас,
Что родила Христа.
Прекрасен этой ночью мир:
Звезд кружит хоровод;
И светел дом, и смех звучит,
Горит камин огнем.
Звон колокольчиков в Раю —
Глашатай Рождества;
Споем мы Господу хвалу:
Сам Бог явился к нам!
Отзыв на книгу «Ужин» Герман Кох

Отзыв на книгу «Ужин» Герман Кох

В конце 2017 чтение стало трудной задачей для меня. Не знаю в чем точная причина, но склоняюсь к переутомлению. Книга Коха не повысила шансов выбраться из хандры.

По сюжету две незаурядные пары с неохотой приезжают в ресторан и садятся за стол переговоров, хотя для начала беседуют о мелочах, о кино. Официант сменяет блюда одно на другое, а за столом разгораются страсти. О дальнейшем сюжете рассказывать не хочется.

Впечатление от книги негативное, хотелось помыть руки и выкинуть все это из головы. Совершенно точно я верю в положительные качества людского характера и склоняюсь к мнению, что в книге все утрировано. Идиоты встречаются, но надеюсь не так часто, как в этой книге. На одну семейку их не менее трех. И по всей видимости это генетическая наследственность.

Мне не понравились моральные принципы героев, взгляды на своих детей и на окружающих. Из-за своих комплексов и неуравновешенности каждый из них выбирает жестокий путь. Еще в первых главах я симпатизировала безработному учителю Паулю, но в конце отказалась и от этого героя.

«Ужин» удостоен нескольких престижных премий и экранизирован в 2017. Мне же придется не согласиться с мировым сообществом. Фильм смотреть желание пропало.

Есть семейная драма «Август: графство Осейдж» где поднимаются острые семейные проблемы, изначально герои готовы перегрызть друг другу горло, но в этой книге нет стольких неуравновешенных личностей и грязи как у Коха.

В общем не советую читать «Ужин» Германа Коха.

Отзыв на книгу «Меч Шаннары» Терри Брукс

Отзыв на книгу «Меч Шаннары» Терри Брукс

Перевод отзыва Bookdragon Sean с сайта godreads. Давно хотела узнать побольше об этой книге.

Хроники Шанары — это то, что я хотел увидеть в фантастическом романе. Это все, что привлекает меня в жанре  —  множество разнообразных рас и культурных систем, где есть как великая тьма, так и вселенское благо. Но, самое главное, у него есть история. Когда я читаю такие книги, я хочу почувствовать, как эта фантастическая вселенная существовала тысячу лет назад и будет существовать тысячу лет после. С Шаннарой попадаешь в сердце огромного, сложнейшего и прекрасного мира, который всегда был и всегда будет.

Эпический Квест

Хроники Шаннары 1 книга

Удивительное приключение начинается с двух молодых людей и мудрой и неизбежной судьбы — самой всемогущей силы из всех. Один из мужчин — это давно умерший Король эльфов — Шаннара. Его зовут Ши, и ему суждено владеть мечом своего предка, единственным оружием, способным уничтожить могущественного Чернокнижника и положить конец напряженности, которая способна спровоцировать ужасную войну. Звучит знакомо? Далее в своем отзыве, я коснусь параллелей между этой книгой и Толкиеном.

С Ши никогда не происходило интересных событий; он провел большую часть своей жизни в отцовской гостинице, которую впоследствии должен был унаследовать. Это то, на что он был, естественно, не согласен. Вы видите — его жизнь была довольно обычной, пока не появился друид по имени Алланон и не сообщил Ши о его предназначении.

Ши и его брат Флик обратились другу за помощью. Ну, когда я говорю друг, я имею в виду друга только Ши. Флик ненавидит Менион Лиха; он думает, что он — это безрассудная трата пространства. Все это приводит к тому, что главный герой оказывается между двух своих лучших друзей, которые не прекращают ругаться. Трио покидает Тенистый Дол, попадает в кучу неприятностей, и много чего теряет. Ситуация забавная и отчаянная. Однако, Ши находит в себе мужество, чтобы научиться владеть древними камнями —  эльфинитами, которые дал ему друид. Друзья подвергаются еще большей опасности, а позднее обретают союзников, благодаря Алланону.

Сторона отчаяния

Быстро становится ясно, что это не просто приключенческая история. Я был очень доволен этим, потому что последние главы были действительно напряженными. Группа вынуждена разделиться и прибегнуть к помощи союзников, чтобы противостоять вторжению. Это все связано с судьбой Ши. Зло же наносит первый удар, с целью предотвратить попытки Ши овладеть единственным оружием, способным разрушить тьму. Это одна большая гонка на выживание против легиона врагов, идущих по землям героев. Меч — это единственная надежда на победу.

Здесь лежит сердце и душа народов.

Их право быть свободными людьми,

Их желание жить в мире,

Их мужество, чтобы искать истину,

Здесь находится Меч Шаннары.

Меч Шаннары отзыв на книгу

Тем не менее, есть нечто большее, чем это. Брукские силы зла – это не просто какие-то пугающие создания, порожденные тьмой. Это расы гоблинов и троллей, которые похожи на героев. У них нет черных сердец, они просто имеют свою свободную волю, которую у них украли, а уже потом они развязали жестокую войну. Это для меня сделало весь конфликт довольно интересным; это означало, что великое зло и великое благо, могло быть как с одной, так и с другой стороны. Это похоже на настоящую войну, но в фантастической обстановке.

Это слишком по Толкиенски?

А такое возможно? Брукс много чего позаимствовал у Толкиена, и я имею в виду ОЧЕНЬ много. Больше, чем любой другой автор, которого я читал. Роберт Джордан тоже сделал это, но у Брукса вся структура романа похожа на сжатую версию трилогии «Властелин Колец». Мало того, что там есть похожие персонажи, но там еще есть почти точная копия осады Крепости. Однако, книгу все равно стоит прочитать. Конечно, кроссоверы* немного раздражают, но, как поклонник жанра, я не могу просто забыть то, что Терри Брукс пишет хорошо. Это его первый роман, и он похож на мир Толкиена, но я знаю, что следующие его книги все-таки отличаются.

Я думаю, что к этой книге следует подходить с открытой душой. Это простые ступеньки, которые Брукс использовал для дальнейшего исследования своего собственного мира в более поздних книгах. Это выглядит так, как будто он использовал Толкиена в качестве костыля, чтобы начать свое собственное сочинение. Я не могу осуждать книгу только по этой причине. Кроме того, мне нравится его стиль письма и его собственное влияние можно увидеть в более поздних фэнтези-книгах, и даже в некоторых видео играх, таких как The Elder Scrolls и World of Warcraft.

Я не испытываю дискомфорта и не вижу проблемы в том, что это повторение; это отличное приключенческое фэнтези. Я призываю других читателей открыть эту книгу для себя, прежде чем они буду избегать автора из-за ярлыка подражателя, потому что в этом случае, это не обязательно будет плохим чтивом. Я, например, буду читать остальные части трилогии. Тем не менее, я надеюсь на улучшение стиля автора. Я готов наслаждаться этой книгой в хорошем настроении, так как это первая книга автора, но, если сходство будет постоянным, я, вряд ли, проявлю интерес к еще одной трилогии.


россоверы-это фанфики в которых пересекаются несколько  фэндомов.

Отзыв «Властелин ночи» Дэвид Моррелл

Отзыв «Властелин ночи» Дэвид Моррелл

Готический роман в стиле Уилки Коллинза. Автора от прародителя жанра отделяет целых 200 лет, но тем не менее история полностью выдержана в духе того времени.

Запутанный сюжет с политическим подтекстом и такая неожиданная развязка тут же поместили книгу «Властелин ночи» в список понравившихся мне книг. Спросите, почему же не любимых книг. Этот жанр детектива не созвучен мне. Быт тех времен мне кажется наигранным, когда люди познали демократию, но всё ещё поддерживают видимость монархии. Ещё делятся на слои в которые так хотят попасть простолюдины. Теперь же к «сливкам» может попасть любой сделав что-то непревзойдённое.

Де Квинси интригующий главный персонаж, который в течении всей книги неким образом вытягивает расследование. Череда случайностей и пустота персонажа ослабляют весь сюжет. Бедной Эмили — дочери любителя лауданума — приходится носится с одряхлевший отцом и бесконечно отбирать бутылочку с красной жидкостью.

История шарлатанства, психологических травм, заглубленного детства, в общем коктейль из острых тем современности. Мне книга показалась слабой, не в пример сочинения Уилки Коллинза или Конан Дойля, они знали о чем пишут. Со всем уважением к автору, исторический роман, да еще и с привлечением известных личностей должен быть детальнее проработан и серьезнее. Например, «Друд или человек в черном» Дэна Симмонса — произвольная интрпритация над незаконченным романом Диккенса. Эта книга описывает детективную историю в клубах опия. Атмосфера точно такая же, как и здесь, но атмосферность совершенно другая. В историю о Друде хочется верить.

Посоветую книгу всем, кто мало знаком с классическим детективом, для первых «встреч» «Властелин ночи» подойдет.

"На улице" Кнут Гамсун

«На улице» Кнут Гамсун

Удовлетворить свое честолюбие иногда для людей важнее, чем жизнь другого человека.

«На улице»

 

Я ходил взад и вперед по моей комнате и думал только о происшествии с маленьким газетчиком. Собственно говоря, мне-то какое дело до него? Я совсем уж не так дурно обошелся с ним, и он был, в общем, совершенно доволен. А все же я потерял добрых два часа в поисках за ним, чтобы все уладить.

Вышло это все таким образом: я поднимался по Карл-Иоганнгатен. Было темно и холодно, но в особенности темно; по всей вероятности, было около семи часов. Я шел и глядел по сторонам вдоль улицы.

И вот, вижу, стоит мальчишка-газетчик на углу, возле кондитерской Гюнтера, и выкрикивает газету «Викинг». Он все повторяет одни и те же слова:

— Купите газету «Викинг»!

Я сначала не обратил на это ни малейшего внимания и, только пройдя несколько шагов, почему-то вспомнил эти слова. Я обернулся и стал искать маленького газетчика глазами, думая в то же время: я бы мог дать ему десять ёр, право же я не обеднею от этого. И я действительно стал рыться в кармане, отыскивая монетку. Я подчеркиваю, что мое первоначальное намерение было действительно дать мальчишке десять ёр. Но в то время, кас моя рука рылась в кармане, ко мне вернулась моя обычная житейская мудрость, и я сказал сам себе: — человеку не поможешь тем, что подаришь ему десять ёр, да даже и десять крон не помогут как следует. Это только порча, деморализация и т. д. и т. д.

Я дошел до университета и повернул обратно по той же дороге. Перед окнами книжного магазина Камерменера я остановился и стал разглядывать книги. И вдруг, в то время, как я стоял спиной к улице, я опять услыхал голос мальчишки-газетчика. Он стоял совсем близко позади меня и спорил с двумя пьявыми матросами о номере «Викинга», который те разорвали и не хотели платить за разорванный номер. И мальчик-газетчик заплакал.

Тогда я подошел к ним и подробно расспросил о происшедшем. Выслушав обе стороны, я решительно заявил матросам, что они обязаны заплатить. Но это не помогло,- они преспокойно высмеяли меня, говоря:

— Так вот мы и послушаемся!

Это меня довольно-таки основательно рассердило, и я от злости крепко стиснул зубы.

Мне когда-то подарили булавку для галстука, которая могла сойти за что угодно. Она была так велика, что ее можно было почти принять за полицейский или какой-нибудь тайный значок, и я постоянно носил эту булавку на левой стороне жилета, под сюртуком. И в то время, как эти пьяные матросы продолжали издеваться над нами и не хотели платить за разорванный номер, мне вдруг пришла в голову весьма смелая штука. Я повернулся к этим негодяям, распахнул сюртук и молча указал на мою странную булавку. Мы продолжали некоторое время молча смотреть друг на друга, затем я сказал холодно и решительно:

— Ну, что, хотите вы теперь заплатить или предпочитаете последовать за мной?

Это помогло. Они заплатили за номер «Викинга», и мы все четверо, так спорившие об этом клочке бумаги, отправились каждый своей дорогой: маленький газетчик вытер глаза и пошел вверх по улице, я же спустился по Карл-Иоганнгатен, а матросы отправились, пошатываясь, по направлению к Тиволи.

Возле почты я повернул и пошел обратно по той же улице. Мои мысли все еще были заняты маленьким газетчиком. Я размышлял: вот ты помог мальчугану получить следуемые ему деньги. Весьма естественно, что он очень благодарен тебе и уж наверно не станет беспокоить тебя навязыванием своей газеты, когда ты опять пройдешь мимо него. Он, наверно, обладает известным тактом, быть может, он даже получил хорошее воспитание. Продолжая подниматься по улице, я заметил его около Гранд-отеля. Он стоял под самым фонарем, так что я видел его совершенно ясно. И я еще раз сказал себе приближаясь к нему, что он наверно будет преспокойно молчать, когда я пройду мимо него. Я прошел как можно ближе к фонарю, чтоб дать ему возможность узнать меня. Но я ошибся в расчете. Он не сделал никакого различия между мною и первым встречным, он протянул мне газету и сказал:

— Купите, пожалуйста, «Викинг».

Я прошел мимо него молча и с обиженным видом. Я горько разочаровался в нем. Это, должно быть, был просто мальчишка из Вика (Часть Христиании, пользующаеся самой дурной славой.), настоящий уличный мальчишка, и наверно он уже курил и терял каждый раз свою книжечку «добронравного поведения», когда в ней выставлялись дурные отметки. Коротко и ясно: я имел дело с настоящим плутишкой. Я был порядочно-таки зол на него в то время, как продолжал итти дальше, и думал про себя, что поступил с ним по заслугам, не дав ему десяти ёр.

Не доставало только, чтобы он еще и в третий раз обратился ко мне с предложением купить газету. Но он был в состоянии это сделать, так как, повидимому, я имел дело с дерзким уличным мальчишкой. Да, положительно только этого недоставало!

У университета я опять повернул назад и стал высчитывать, где именно я мог бы еще раз встретиться с маленьким газетчиком. Я хотел так устроить, чтобы встретиться с ним в каком-нибудь сильно освещенном месте улицы и дать ему таким образом еще раз возможность меня признать. Я долго размышлял надь этим и — должен, к стыду моему, сознаться в этом — стал страшно нервничать и все усиливал свое нервное раздражение самыми нелепыми предположениями: а что,- думал я,- если мальчишка ушел домой? Тогда я напрасно ломаю себе голову над всеми этими расчетами. Бог ведает, не пошел ли он уже домой; быть может, он даже спустился следом за мной по улице, вместо того, чтобы теперь итти мне навстречу.

И трудно себе представить, что я, старый уже человек, принялся быстро шагать, торопиться, чуть ли не бежать,- и все это только для того, чтобы дать бедному мальчишке-газетчику возможность еще раз предложить мне «Викинг» в том случае, если у него хватит на это дерзости.

Но, не доходя до магазина Бломквиста, я вдруг наткнулся на него; он спокойно мерз у железной решетки под окном; плечи у него были высоко приподняты, руки засунуты в карманы панталон. Изредка при виде прохожих он выкрикивал своего «Викинга».

Он уже не вытаскивал рук из карманов и не протягивал номеров газеты.

И вот я стал приближаться. Я прохожу возможию ближе к нему: нас разделяет расстояние не больше двух локтей, и он видит меня совершенно отчетливо при свете фонаря «Диорамы».

И тотчас же он вытягивается, пристально смотрит на меня, поднимает кверху всю пачку газет и говорит, точно между нами ничего не произошло:

— Купите, пожалуйста, «Викинга».

Я остановился. Я с таким напряжением ожидал результатов этого опыта, что у меня сильно забилось сердце, когда он произнес эти слова.

И тут я дал себя увлечь чувству и совершил весьма глупую штуку. Мальчик самым хладнокровным образом оставил меня в дураках тем, что осмелился в третий раз предложить мне «Викинга». Я был ошеломлен и озлоблен и стал ему выговаривать в самых жестких выражениях, какие я только мог придумать, как смеет он не оставлять людей в покое. Он ничего не ответил, а только продолжал пристально смотреть на меня, и это показалось мне верхом нахальства. И вот тут-то пришла мне в голову та нелепая штука, о которой я упомянул выше. Я вынул из кошелька 50 ёр, поднес их к самому носу мальчишки и затем медленно уронил монету в отверстие между железными прутьями решетки, у которой он стоял. Сделав это, я вынул вторую монету в 50 ёр, опять поднес ее к носу мальчишки и отправил ее тем же путем вслед за первой.

— Вот, пожалуйста,- сказал я, злорадствуя,- доставай их оттуда, маленький чертенок, а меня прошу оставить в покое.

Решетка была вся обледенелая, и я испытал некоторого рода удовлетворение, видя, как назойливый мальчишка царапал ногтями лед и делал самые мучительные усилия, чтобы добраться до денег. Его пальцы то и дело прилипали к холодному железу. Я заметил, что на кисти правой руки у него образовалась ранка, но он про должал с теми же усилиями и напряжением добираться до монет. Он засучил рукав на правой руке и просунул ее между железными прутьями решетки. Какая это была, однако, худенькая, несчастная ручонка! Наконец, ему удалось схватить одну монету.

— Ну, вот, достал-таки одну,- говорит он радостным тоном. И, вытаскивая руку, он обдирает ее о стену дома. Он смотрит на меня, действительно ли я позволю ему взять эти деньги. Столько денег! И так как я не говорю ни слова, то он прячет деньги и принимается доставать вторую монету. Опять просовывает он руку между прутьев и старается как можно больше вытянуть пальцы, чтобы захватить этот маленький клад. Он делает самые невероятные усилия, весь вытягивается вдоль решетки, даже высовывает язык, точно это может ему помочь.

— Будь у меня только щепочка, тогда я бы мог ее подвинуть!

И, говоря это, он поднимает голову и смотрит на меня.

Неужели же он в самом деле ждет помощи от меня? Не воображает ли этот маленький проныра, что я достану ему откуда-нибудь щепку?

— Вот я тебе принесу щепку,- говорю я,- но знай, совсем не с тем, чтобы помочь тебе! Я принесу тебе коротенькую щепку, с которой ты ничего не поделаешь! Подожди-ка, я сейчас принесу ее!

— Нет, тогда не стоит,- отвечает он, не задумываясь.

Он вытаскивает из кармана заржавленный перочинный нож и начинает им помогать себе. Он держит его между двумя пальцами и медленно, осторожно пододвигает его кончиком монету все ближе и ближе.

Пожалуй, он в состоянии вытащить таким способом и вторую монету. Да, наверно, маленький плут не успокоится до тех пор, пока не вытащит ее.

Я с крайним неудовольствием наблюдал за тем, как ему действительно удалось приблизить монету к отверстию, и слышал, как он сказал:

— Ну, теперь уж недолго!

Я оглянулся. Целая толпа людей стояла вокруг нас и следила за мной и за мальчишкой. Я быстро повернулся на каблуках и пошел своей дорогой.

Но час спустя я опять шел вверх по Карл-Иоганнгатен, ища того же мальчишку-газетчика. Я держал в руке монету в две кроны и довольно долго искал его. Я хотел помириться с ним или, вернее, войти с ним в сделку и дать ему несколько ёр на рукавицы. Да он, чего доброго, может купить на эти деньги табаку или, если он из таких мальчишек,- то и пропить их. Нет, право, грешно давать ему деньги!

И с этой мыслью я отправился домой.

Но сегодня а почему-то все думаю о маленьком газетчике. Я вспоминаю его худенькую несчастную ручку и несколько капель крови на ней. И я вижу перед собой всю фигурку маленького плутишки, как он лежит на животе вдоль железной решетки, с высунутым языком и вытянутыми пальцами, стараясь достать серебряную монету.

Обзор романа  «Вольные стрелки» Томас Майн Рид

Обзор романа «Вольные стрелки» Томас Майн Рид

Роман «Вольные стрелки» является первым изданным романом Томаса Майн Рида. Книга была издана в 1850 году в Лондоне и имела огромный успех среди читателей. Успех произведения по сути подытожил всю прошлую жизнь автора. Жизнь богатую событиями. Жизнь в которой были многочисленные путешествия, приключения, участие в Мексиканской войне и многое иное. От романтики прошлых лет остались лишь воспоминания, воинский чин на титуле книги да менее частое из двух имен: вместо обыденного Томас Рид сохраняет редкое имя Майн. И это некий символ: был молодой человек Томас Рид, есть писатель капитан Майн Рид.

Роман можно условно отнести к так называемому «завоевательскому» жанру в творчестве писателя. Война США и Мексики, на фоне которой разворачиваются события, происходила в 1845-1848 годах и принесла Соединенным Штатам Америки новые территории. Территориальные приобретения США составили приблизительно два миллиона триста тысяч квадратных километров.

По договору 2 февраля 1848 года, который был подписал в символический час захода солнца в селении Гуаделупе-Идальго, Мексика устапила США не только уже аннексированный Техас, но и штаты Нью-Мексика, Верхняя Калифорния и другие. В качестве компенсации США выплачивали Мексике 15 миллионов долларов и отказывались от финансовых претензий на 3 миллиона 250 тысяч долларов. Всего за несколько дней до подписания мирного договора в Калифорнии было найдено золото. Таким образом свершилось так называемое «предопределение судьбы», о котором говорили американские политики тех времен.

Война с Мексикой особо популярной среди населения Соединенных Штатов не была, в декабре 1847 года Конгресс назвал ее «несправедливой и противоречащей Конституции страны», но сама война, ее причины, разрушения и несчастья, которые она несла с собой, мало занимали Майн Рида. Его отношения может быть сформулировано словами главного героя «Вольных стрелков» капитана Галлера: «Что же дальше? Что же дальше? Ага! Война с Мексикой!»

Далеко не самый серьезный подход. Но писателя занимали приключения, превратности судьбы, сюжет, динамика жизни, природа новой для него страны. И вряд ли романы о войне с Мексикой ( «Вольные стрелки» один из таких романов ) могут стать свидетельством беспринципности писателя — настоящим певцом завоевания Майн Рид так и не стал. Его занимает другое — экзотика страны, ее этнография, вольный дух и возможность показать героям свое мужество, присутствие духа и храбрость.

«Вольные стрелки» и конечно такой роман как «Вождь гверильясов» свидетельствуют и еще об одном весьма ценном качестве этого писателя — он не только классик приключенческого жанра, он классик этнографического приключенческого романа. Именно благодаря великолепным описаниям природы, привычек, людей читатель расстается с романами Майн Рида не с азартом завоевателя, а с азартом первооткрывателя. И вряд ли кто еще из писателей 19 века сделал больше для того, чтобы Мексика стала для европейцев тем экзотическим раем приключений и благородных героев, которым она является до сих пор в умах мальчишек и девчонок, которые зачитывались книгами Майн Рида.

Сейчас в эпоху Интернета не обязательно идти в библиотеку и брать на дом бумажную книгу. Существует и множество оцифрованной литературы. К числу оцифрованных романов разумеется относятся и «Вольные стрелки». Скачать книги бесплатно вы можете в том числе и в библиотеке «Классика Книги». Надеюсь этот обзор вам был интересен.

Все, что нужно знать, чтобы стать успешным писателем - за 10 минут

Все, что нужно знать, чтобы стать успешным писателем — за 10 минут

Стивен Кинг по истине успешный современный писатель к советам которого лучше прислушаться, пока не окунулись в пучину графоманства.

Все, что нужно знать, чтобы стать успешным писателем —

за десять минут

Стивен Кинг

І. Первое предисловие

ЭТО ПРАВДА. Я знаю, все это звучит как объявление какой-нибудь низкопробной школы писательского мастерства, но я действительно собираюсь рассказать вам все, что нужно для успешной, в том числе и в финансовом плане, карьеры писателя беллетристики, и я действительно собираюсь уложиться в десять минут, что, по моему мнению, должно вполне хватить для понимания азов. На самом деле, прочтение этого очерка займет у вас около двадцати минут, но это только потому, что я должен рассказать вам Историю, а потом уже перейти ко Второму предисловию. Однако эта История, я считаю, стоит потраченных на неё дополнительных десяти минут.

 

ІІ. История, или, как Стивен Кинг Научился Писать

Когда я учился во втором классе старшей школы, я совершил один безрассудный поступок, который стал для меня ушатом холодной воды, как это частенько бывает со всеми безрассудными поступками. Я создал и распространил небольшую сатирическую газету под названием «Деревенская Отрыжка». Эта газетенка состояла из небольших язвительных эпизодов из жизни преподавателей Лисбонской (штат Мэн) старшей школы, где я учился. И это были отнюдь не нежные памфлетики; юмор в них колебался от непристойного до абсолютно жестокого. В конце концов, копия этой маленькой газетенки попала в руки одного из преподавателей, и так как я был достаточно глуп, чтобы поставить под ними свою подпись (по причинам, как утверждают некоторые мои критики, от которых я так до конца и не излечился), меня пригласили в кабинет директора. Изысканный сатирик превратился к тому времени в того, кем он действительно был — четырнадцатилетнего ребенка, у которого тряслись поджилки и задающегося вопросом: а как же он расскажет матери о своем отчислении, которое в те смутные дни 1964 года мы называли «трехдневным отпуском». Но меня не отчислили. Я был вынужден принести ряд извинений — это была необходимая мера, но во рту все равно остался привкус собачьего дерьма — и неделю оставаться после уроков. После чего школьный воспитатель пригласил меня к себе и рассказал о том, как можно направить мой талант в более конструктивное русло. Он предложил мене работу — конечно же, с одобрения редактора — написание спортивных новостей в Лисбонской «Уикли энтерпрайз», двенадцатистраничном еженедельнике, с которым близко знакомы все местные жители. Этим редактором был человек, который и научил меня всему, что я знаю о писательском ремесле всего за десять минут. Его звали Джон Гульд — не известный юморист из Новой Англии и не романист, который написал «Горит зеленый лист», но, кажется, родственник их обоих. Он сказал, что ему нужен спортивный репортер, и мы могли бы «испытать друг друга» если я этого хочу. Я сказал ему, что больше понимаю в высшей математике, чем в спорте. Гульд кивнул и ответил: «Ты все поймешь, если захочешь». Я сказал, что, по крайней мере, попытаюсь понять. Гульд дал мне огромный рулон желтой бумаги и пообещал зарплату по полцента за слово. Первые две заметки, которые я представил, касались баскетбольного матча, в котором игрок Лисбонской школы побил школьный рекорд по заброшенным мячам. Первая была простым отчетом о матче. Вторая — отдельными заметками на полях. Я принес их Гульду на следующий день после игры, так что он их получил в пятницу, прямо перед выходом газеты. Он прочел отчет, сделал две правки и насадил его на скоросшиватель. Потом начал править вторую заметку большой черной ручкой и научил меня всему, что я должен знать о моем ремесле. Мне жаль, что у меня не сохранилась та заметка — она заслуживает, чтобы вставить ее в рамку со всеми редакторскими правками, — но я отлично помню, как она выглядела. Вот она:

(оригинальная версия Стивена Кинга, до правки)

Вчера вечером в спортзале всеми любимой Лисбонской старшей школы, как участники соревнований, так и болельщики были поражены спортивным представлением, не имеющим прецедентов в истории школы. Боб Рэнсом, известный как «пуля» Боб, из-за своего роста и точности, набрал тридцать семь очков (да-да, вы не ослышались!) К тому же, он это сделал с быстротой, грацией и некоторой даже вежливостью, заработав только два фола в егорыцарском стремлении к рекорду, который был недостижим для кудесников из Лисбона со времен Корейской войны

(после правки)

Вчера вечером в спортзале Лисбонской старшей школы, как участники соревнований, так и болельщики были поражены спортивным представлением, не имеющим прецедентов в истории школы. Боб Рэнсом набрал тридцать семь очков (да-да, вы не ослышались!) Он это сделал с быстротой, грацией и некоторой даже вежливостью, заработав только два фола в стремлении к рекорду, который был недостижим для игроков Лисбона с 1953 года…

Когда Гульд закончил черкать заметку, как описано выше, он посмотрел на меня и что-то увидел на моем лице. Думаю, он принял это за ужас. Но это был не ужас, это было откровение.

«Понимаешь, я только убрал неудачные куски, — сказал Гульд. — А так вообще неплохо».

«Я знаю, — ответил я на оба предложения. В том смысле, что я знаю: Действительно неплохо — по крайней мере, пригодно, — и действительно он убрал только неудачные куски. — Я больше этого не сделаю».

«Если так, то тебе никогда не придется зарабатывать на жизнь. А вот это ты можешь делать».

Затем он откинул голову и рассмеялся. И он был прав: я действительно могу и буду это делать до конца своей жизни. И не собираюсь зарабатывать на жизнь чем-либо другим.

 

III. Второе предисловие

Все что будет сказано ниже, уже когда-то было сказано. Если вы настолько заинтересованы в писательском ремесле, что купили этот журнал, Вы поймете, что слышали или читали обо всем этом (или почти обо всем) и раньше. Тысячи курсов писательского мастерства проводятся в США каждый год; организуются семинары; читаются лекции, заканчивающиеся ответами на вопросы, затем выпивается столько джина с тоником, насколько позволяет бюджет мероприятия, и все сводится к тому, что будет написано ниже. Я собираюсь рассказать вам обо всем этом только потому, что большинство людей всегда склонны слушать — и слушать внимательно — только того, кто зарабатывает много денег, делая то, о чем он говорит. Это печально, но факт. И я рассказал вам Историю не для того, чтобы создать вокруг себя шум, подобно персонажам из романов Горацио Элджера, а для того, чтобы заострить внимание: я внимательно смотрел, я внимательно слушал, и я все понял. До того дня в маленьком кабинете Джона Гульда, я уже давно писал наброски рассказов, черновые варианты которых содержали около 2500 слов. После правок, чистовые варианты склонны были превращаться в 3300 словные. После того дня, мои 2500 словные черновики превратились в 2200 словные чистовики. И через два года я продал свой первый рассказ. Так вот, все советы перед вами, стоят, как облупленные. Прочтение займет минут десять, и вы можете сразу же применить их в действии… если, конечно же, смотрели и слушали внимательно.

 

IV. Все, что вам нужно знать, чтобы стать успешным писателем

1. Будь талантливым

Это, конечно, убийственное предложение. Что такое талант? Я уже слышу, как кто-то кричит: вот мы здесь, и готовы вступить в дискуссию на предмет «в чем смысл жизни?» с весомыми аргументами его надобности. На мой взгляд, для начинающего писателя, талант определяется конечным успехом — публикацией и деньгами. Если вы написали то, за что вам прислали чек, если вы попытались обналичить чек, и его приняли, и если потом этими деньгами вы оплатили счет за электричество, то я считаю вас талантливым. Вот сейчас некоторые из вас поднимут настоящий вой. Кое-кто из вас назовет меня повернутым на деньгах психопатом. А некоторые дадут и более обидные прозвища. Ты считаешь талантливым Гарольда Роббинса? Или одного из этих так называемых величайших представителей Кафедры Английского Языка в Америке. Вирджинию Эндрюс? Теодора Драйзера? Или может быть себя, ты, страдающий дислексией болван? Вздор. Большей чуши мы не слыхивали. Но мы не обсуждаем здесь тему: что хорошо и что плохо. Мне интересней рассказать вам, как сделать, чтобы вашу историю опубликовали, чем вступать в полемику о том, кто хороший, а кто плохой. Как правило, критические суждения всегда отходят на второй план, почти всегда. У меня на этот счет есть собственное мнение, но практически всегда я держу его при себе. Люди, которые постоянно публикуются и получают деньги за то, что они пишут, могут быть и святыми, и шлюхами, но они явно достигли в этой жизни намного больше тех, кто их критикует. Следовательно, они коммуникабельней. Следовательно, они талантливей. Большая часть успешных писателей, будучи талантливыми, талантливы и по части маркетинга, а вот плохой писатель — это тот, кому никто не хочет платить. Если у вас нет таланта, вы ничего не добьетесь. И если у вас не получается, вы должен знать, когда остановиться. Когда? Я не знаю. Для каждого писателя предел разный. Не после шести отказов, конечно же, да и не после шестидесяти. После шестисот? Может быть. После шести тысяч? Друзья мои, после шести тысяч пинков, я думаю, время переквалифицироваться в маляра или компьютерного программиста. Более того, почти каждый начинающий писатель знает, когда он выходит на верный путь — вместе с отказами вы начинаете получать небольшие заметки на полях, или личные письма. А может быть, следует и поднимающий дух телефонный звонок. Вы одиноки, поникли, а тут звучат этот голос… вы должны воспрять духом, даже если эти слова и не гарантировали вам никакой поддержки. Я думаю, что вы должны сделать это ради себя, чтобы как можно дольше жить собственными надеждами. Если ваши глаза открыты, вы будете знать, в какую сторону идти… или когда повернуть назад.

2. Будь аккуратным

Разборчивый шрифт. Двойные междустрочные интервалы. Пользуйтесь приятной на ощупь белой бумагой, никогда не используйте материал типа кальки. Если вы собираетесь направить вашу рукопись в различные издания, заранее сделайте несколько копий.

3. Будь самокритичным

Если вы еще ни разу не перепечатывали свою рукопись, вы крайне ленивы. Только Бог делает все правильно с первого раза. Не будьте неряхами.

4. Убери все лишние слова

Вы хотите забраться на трибуну и проповедовать? Отлично. Идите и делайте это в вашем местном парке. Хотите писать за деньги? Добирайтесь до сути. И если, убрав всю лишнюю фигню, вы обнаружите, что не можете найти эту самую суть, разорвите то, что вы написали и начните все заново… или попробуйте заняться чем-то другим.

5. Никогда не смотри в справочники, делая первый черновик

Вы хотите написать рассказ? Отлично. Уберите подальше ваш орфографический словарь, вашу энциклопедию, ваш Мировой Альманах, и ваш справочник. А еще лучше, выкиньте свой справочник в мусорное ведро. Единственное, что хуже, чем справочники, так это маленькие книжки в мягких обложках, которые студенты колледжа, которые слишком ленивы, чтобы заранее прочитать назначенную литературу, покупают во время экзамена. Любое слово, за которым вы охотитесь в справочнике — это неправильное слово. И нет никаких исключений к этому правилу. Вы думаете, что можете допустить ошибку? Хорошо, вот вам выбор: либо искать в справочнике, тем самым убедившись во всем в течении некоторого времени — и ломать полет вашей мысли и писательский транс в придачу — или просто исправить эту неточность позже. Почему нет? Вы думаете, что это от вас куда-то денется? И если вы хотите написать про крупнейший город в Бразилии, но его название выпало из в вашей головы, почему не написать Майами или Кливленд? Вы можете исправить это… но позже. Когда вы садитесь писать, пишите. Не отвлекайтесь ни на что другое, кроме как сходить в туалет, и то, если это абсолютно нельзя отложить.

6. Изучай рынок

Только очень неумный человек направит рассказ о нападении гигантских летучих мышей-вампиров в старшую школу Макколла. Только идиот направит трогательную историю о матери и дочери, которые выясняют свои отношения накануне Рождества в Плейбой… но люди постоянно это делают. Я не преувеличиваю; я видел множество подобных историй в корзинах для мусора современных журналов. Если вы написали хорошую историю, зачем отсылать её неведомо куда? Хотели бы вы отправить своего ребенка в пургу одетого только в шорты и майку? Если вы любите научную фантастику, читайте журналы. Если вы хотите писать рассказы-исповеди, читайте журналы. И так далее. Вы, конечно же, можете пролететь со своей первой историей; но если вы начнете читать различные журналы прямо сейчас, то через некоторое время вы попадете в общий ритм, разберетесь с редакторскими симпатиями и антипатиями, определите журнал с необходимым уклоном. Иногда чтение журналов также может повлиять и на следующую историю, и поспособствовать её продажам.

7. Пиши для развлечения

Означает ли это, что вы не можете писать «серьезную фантастику»? Ни в коей мере. Когда-то зловредные критики вложили в головы американской читающей и пишущей братии идею, что занимательное чтиво и серьезные идеи не пересекаются. Это бы очень удивило Чарльза Диккенса, не говоря уже о Джейн Остин, Джоне Стейнбеке, Уильяме Фолкнере, Бернарде Маламуде, и сотне других. Ваши «серьезные» идеи всегда должны служить вашей истории, а не наоборот. Повторяю: если вы хотите проповедовать, найдите трибуну.

8. Постоянно спрашивай себя: «А мне бы это было интересно?»

Ответ не всегда должен быть «да». Но если по-большей степени ответ: «нет», время начать новый проект или выбрать другую профессию.

9. Правильно реагируй на критику

Покажите фрагмент вашей истории определенному количеству людей — скажем, десяти. Внимательно слушайте, что вам говорят. Улыбайтесь и кивайте. Затем очень внимательно проанализируйте то, что было сказано. Если критики твердят вам одно и то же про какую-то серьезную грань вашей истории — сюжетный поворот, который не впечатляет, персонаж, который выглядит притянутым за уши, отклонения в сюжетной линии, или еще что-то подобное — стоит это изменить. На это не нужно обращать внимание, если вам действительно нравится этот сюжетный поворот или персонаж; но если большинство людей говорят вам, что что-то не так с этим фрагментом, то стоит задуматься. Если семь или восемь из них указывают на одно и то же, я предлагаю изменить фрагмент. Но если все — или практически все — критикует что-то другое, можно спокойно игнорировать то, что они говорят.

10. Соблюдай установленные правила обратной пересылки

Не забудьте вложить конверт с обратным адресом, и все такое.

11. Агент? Забудь. Не сейчас

Агенты получают 10 % от суммы, заработанной их клиентами. 10 % от ничего — это ничего. Агентам также приходится платить по счетам. Начинающие писатели вряд ли смогут поспособствовать улучшению их благосостояния. Держите ваши истории при себе. Если вы написали роман, самостоятельно направляйте письма в издательства, одно за другим, с приложением некоторых глав и/или полной рукописи. И помните первое правило Стивена Кинга в отношениях со сценаристами и литературными агентами, выведенное на горьком личном опыте: ты не нужен, пока не зарабатываешь достаточно для того, чтобы украсть… а если ты начинаешь зарабатывать достаточно много, агент тут же появится.

 

12. Если считаешь, что это хрень, сразу уничтожь

Если это вышло в люди, убийство из милосердия противозаконно. Когда дело касается беллетристики, это закон.

Это все, что вам нужно знать. И если вы слушали внимательно, то можете писать все что душе угодно. С верой и пожеланиями приятного дня, в чем и подписываюсь. Мои десять минут истекли.

Отзыв на книгу Ю Несбё «Жажда»

Отзыв на книгу Ю Несбё «Жажда»

После 10-ой книги о Харри Холе «Полиция» никто из поклонников Несбё не ожидал продолжения этой истории, а спустя 4 года автор все же решил нас порадовать.  Раньше книги о Харри выходили раз в два года, а бывало и чаще, а тут перерыв затянулся и видно не зря. Роман удался!

Основная линия детектива заключается в поимке маньяка с железной челюстью, который убивает девушек. Перед убийством он знакомится с ними в Тиндер – приложение для поиска пары. В Осло очень многие им пользуются.
Полиция не справляется с поимкой в необходимые сроки и начальнику, по совместительству врагу Холе, приходится обратиться к нему за помощью. Уговорить самого знаменитого детектива Норвегии оказалось не сложно, как маньяком движет жажда крови, так Харри стремится поймать преступника.

Спойлеров на эту книгу сложно сделать, но я не буду рисковать. Тем, кто еще не знаком с Несбе и Холе «Жажда» понравится однозначно. Я бы даже советовала начать с последней книги, чтобы не портить впечатление первой книгой «Нетопырь», она не так сильна.

Детективы Несбе уникальны, по отношению ко многим другим. В них есть реальность, которую трудно воссоздать в книгах. Его маньяки на грани фантастических героев, но нельзя забывать о тех монстрах, которые существовали на самом деле. Простая жизнь описана детально, читатель проникается норвежской культурой, начиная от цепочки на двери, до лыж. Кстати, неимение лыж в Норвегии воспринимается, почти как государственная измена. Все это, да еще на фоне кровавых расправ вызывает своей реалистичностью мурашки по спине. Соглашусь с литературным критиком Галиной Юзефович, что приходя домой под впечатлением от книги, хочется включить везде свет и обойти квартиру, вооружившись монтировкой. Особо впечатлительным не советую слушать аудио-версию, она нагонит еще больше ужаса.

Отзыв на книгу  «Маленькая Баба-Яга» Отфрид Пройслер

Отзыв на книгу «Маленькая Баба-Яга» Отфрид Пройслер

Книга Отфрида Пройслера «Маленькая Баба-Яга» стала первой, которую моя шестилетняя дочь прочитала самостоятельно. Простой язык и понятный сюжет оценят те дошкольники и младшие школьники, кто только научился читать. Но понравится повесть и малышам помладше, если им прочтут ее их родители. Причем удовольствие получат и взрослые, и дети. А занимательные книги для обучения можно купить тут.

Что сразу привлекает и захватывает внимание с первых страниц «Маленькой Бабы-Яги», так это юмор. От уморительных приключений юной – ей всего-то 127 лет — ведьмочки дочка хохотала в голос.

Как не засмеяться, когда вместо дождя, который по заданию из учебника должна наколдовать юная ученица, у нее выходят то шишки, то лягушки, а то и вовсе белые мыши. Младшие школьники поймут маленькую Бабу-Ягу и посочувствуют: кому как не им знать, как иногда бывает тяжело в учении.

Лучшие сказки для детей

Как любой ребенок, маленькая Баба-Яга мечтает поскорей повзрослеть, тянется ко всему новому и неизведанному и порой страдает от непонимания черствых взрослых.

К счастью, в ее жизни есть настоящий заботливый учитель. Говорящий ворон Абрахас учит жизни в стиле «Вредных советов» Григория Остера. Чтобы проучить злобную тетку он предлагает нашей героине нетривиальное решение – Баба-Яга должна стать доброй ведьмой!

Абрахас – грамотный педагог и его подход приносит свои положительнее плоды.

Ради желанной цели – не только досадить злобной тетке, но и попасть на Вальпургиеву ночь — необходимо потрудиться. И маленькая ведьма принимается за работу – череду самых настоящих добрых дел. Их она вершит в своем суровом ведьминском стиле, и будьте уверены – ни один злодей не избежит наказания. На лесничем, обижающем старушек, она будет кататься по всему лесу, жестокого возчика, издевающегося над лошадьми, излупит его же кнутом. Для злых детей, обижающих малышей и животных, у ведьмы тоже найдутся действенные меры воспитания. Маленькая Баба-Яга творит добро беспощадно.

Многие авторы признаются, что писать для детей сложнее, чем для взрослых. Юным читателям не соврешь ни в едином слове. Язык должен быть легким, а нравственные моменты не выпячиваться назиданием, а тонко вплетаться в канву произведения.

И главное, в любой по-настоящему правильной детской книге добро обязано одержать верх над злом. Положительный герой обязательно останется в выигрыше, сколько бы козней ему ни строили. А вера в свои силы поможет победить даже самых страшных и злых ведьм.

Резюмируя, хочу сказать, что «Маленькая Баба-Яга» Отфрида Пройслера, несмотря на свой легкий слог и юмор, поднимает достаточно серьезные и взрослые темы. Это отличная история для детей о том, как важно иметь внутреннюю силу и смелость отстаивать то, во что веришь, идти к своей цели и не прогибаться под «правильный» взрослый мир. И только отвага и желание созидать изменит мир вокруг к лучшему.

Кстати, у Отфрида Пройслера есть еще два отличных произведения для детей дошкольного и младшего школьного возраста — «Маленькое привидение» и «Маленький водяной». Поклонникам маленькой Бабы-Яги они также придутся по вкусу.

Отзыв прислала Куклева Юлия.

WordPress: 59.4MB | MySQL:307 | 1,943sec